Случайный афоризм
Книга - друг одинокого, а библиотека - убежище бездомного. (Стефан Витвицкий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не в силах лишиться этого нежащего ощущения тепла. В подвале, возле каменных столов, где 
режут птицу, стояли большие корзины с перьями, в которых Кадине и Майорану было очень 
уютно. С наступлением ночи они спускались в подвал и весь вечер проводили в тепле, радуясь 
своему мягкому ложу, утопая по уши в пуху. Обычно они отодвигали корзину подальше от 
газового рожка; они были одни, среди острых запахов птичника; время от времени их будило 
доносившееся из полумрака внезапное пенье петуха. И они со смехом обнимались, охваченные 
страстной нежностью, которую не умели выразить. Майоран был очень бестолков. Кадина 
колотила его, злясь, сама не зная почему. И все-таки эта лихая уличная девчонка расшевелила 
увальня. Постепенно они усвоили всю науку в корзинах с перьями. То была игра. Куры и 
петухи, спавшие рядом с ними, едва ли отличались большей невинностью.
     Со временем они, словно беззаботные воробьи, сделали каждый уголок огромного рынка 
приютом своей любви. Они жили счастливыми зверятами, по воле инстинкта, удовлетворяя 
желания среди громоздившихся вокруг гор пищи, где они выросли, словно цветы плоти. 
Шестнадцати лет Кадина была озорной девчонкой, смуглой бродяжкой шумного города, очень 
чувственной и большой чревоугодницей. У юноши Майорана к восемнадцати годам уже 
намечалось брюшко толстяка, не было никакого интеллекта — одни лишь инстинкты. Кадина 
часто убегала из дому, чтобы провести с ним ночь в подвале для живности; а назавтра она 
дерзко смеялась в лицо матушке Шантмес, увертываясь от метлы, которой старуха колотила по 
чем попало, так ни разу и не огрев ею негодницу; та только потешалась над ней, с 
беспримерной наглостью уверяя, что «не спала всю ночь, чтобы подсмотреть, не выросли ли у 
луны рожки». А Майоран слонялся повсюду; в те ночи, когда Кадины с ним не было, он сидел в 
каком-нибудь павильоне с дежурными грузчиками, засыпал на мешках, на ящиках или 
где-нибудь в углу. Дошло до того, что Майоран и Кадина не выходили из Центрального рынка. 
Это была их голубятня, их стойло, исполинская кормушка, где они спали, любили друг друга, 
жили на громадном ложе из мяса, масла и овощей.
     Но к большим корзинам с перьями они сохранили особое пристрастие. Сюда они 
возвращались в ночи любви. Перья в корзинах были не рассортированы. Среди них встречались 
длинные черные перья индюшки и гладкие, белые гусиные, которые щекотали уши Кадине и 
Майорану, стоило им пошевелиться; попадался и утиный пух, в который они погружались, как 
в вату; а легкие куриные перышки, золотистые, разноцветные, взвивались вверх при каждом 
вздохе, словно мухи, с жужжанием летящие навстречу солнцу. Зимой Кадине и Майорану 
доводилось спать и на пурпурных перьях фазанов, на пепельно-сером одеянии жаворонков; они 
тонули в крапчатом шелку куропаток, перепелов и дроздов. Перья были еще живые, 
сохранившие птичий запах. Перья касались губ, как трепещущее крыло, овевали теплом 
насиженного гнезда. Порой, когда Кадина и Майоран замирали в объятиях друг друга, им 
чудилось, будто они лежат на широкой спине огромной птицы, которая уносит их куда-то 
вдаль. Утром Майоран озирался, ища Кадину, затерявшуюся на дне корзины, точно ее засыпало 
снегом. Она вставала растрепанная, отряхивалась и выходила из облака пуха с неизменно 
торчавшим в ее кудрях султаном из петушиного хвоста.
     Они нашли и другое место для любовных утех: павильон оптовой продажи масла, яиц и 
сыра. Каждое утро там вырастают высокие стены из пустых корзин. Кадина и Майоран 
забирались туда и, проделав отверстие в такой стене, прокладывали потаенный ход. Затем, 
когда они устраивали себе в недрах корзиночной горы комнату, они вставляли вынутую 
корзину обратно и как бы запирались. Тогда они были у себя дома, у них было свое жилье. Они 
безнаказанно могли обниматься. Они были вольны потешаться над всем миром, потому что от 
толпы на Центральном рынке, чей гомон они слышали вокруг, их отделяли лишь тонкие 
перегородки из ивовых плетенок. Часто их разбирал смех, когда прохожие, не подозревая об их 
присутствии, останавливались в двух шагах от них; в своей крепостной стене Майоран и 
Кадина пробивали бойницы, откуда отваживались иной раз бросить взгляд на окружающий 
мир; когда на рынке появлялась вишня, Кадина стреляла вишневыми косточками в лицо всем 
проходящим старухам, особенно потешаясь над тем, что испуганные женщины никак не могли 
догадаться, откуда взялся этот град косточек. Кадина с Майораном бродили в недрах подвалов, 
знали в них каждую темную нору, умели проникнуть даже сквозь надежно запертую решетку. 
Самым большим удовольствием было пробраться к подземной железной дороге, проложенной 
на уровне подвалов; ее предполагали соединить с различными вокзалами; участки этой 
железной дороги тянутся под крытыми галереями рынка, отделяя один от другого подвал 
каждого павильона; на всех перекрестках имеются даже совсем готовые поворотные круги. Со 
временем Кадина и Майоран нашли в ограждении из толстых деревянных брусьев одно плохо 
пригнанное бревно; они его расшатали и вынули; таким образом им удавалось легко 
проникнуть внутрь. Здесь они были отрезаны от мира, хотя наверху, над их головами, слышался 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.