Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поглядывал на него; это удлиненное лицо, тонкое и подвижное, показалось ему оригинальным. 
Рекомендации г-жи Франсуа было для него достаточно; и с непринужденностью фланера, 
привыкшего к случайным встречам, он спокойно сказал Флорану:
     — Я вас провожу. Вы куда направляетесь?
     Флоран смутился. Он сближался с людьми не столь быстро; однако с первой минуты его 
приезда у него готов был сорваться вопрос. Теперь он отважился и спросил, боясь услышать, 
неблагоприятный ответ:
     — А улица Пируэт еще существует?
     — Ну как же! — сказал художник. — Весьма занятный уголок старого Парижа, эта самая 
улица! Она кружит, словно балерина, а дома там пузатые, как беременная женщина… Я сделал 
с нее неплохой офорт. Когда будете у меня, покажу… Туда вы и направляетесь?
     Флоран, утешенный и ободренный сообщением, что улица Пируэт еще существует, 
заверил его, будто и не думал идти туда, будто ему не нужно никуда идти. Настойчивость 
Клода вновь пробудила его недоверие.
     — Ничего, — сказал тот, — пойдемте все-таки на улицу Пируэт. До чего ж она колоритна 
ночью! Идемте, это в двух шагах отсюда.
     Флорану пришлось подчиниться. Они шли бок о бок, словно два товарища, шагая через 
корзины и овощи. На тротуарах улицы Рамбюто высились огромные кучи цветной капусты, 
сложенные с поразительной аккуратностью наподобие пирамид из пушечных ядер. Белая, 
нежная плоть кочанов, окруженная толстыми зелеными листьями, напоминала распустившуюся 
огромную розу, а груды их — букеты новобрачной, которыми уставили колоссальные 
жардиньерки. Клод остановился, ахнув от восхищения.
     Потом, когда они подошли к улице Пируэт, он стал ему показывать и описывать каждый 
дом. На углу горел лишь один газовый фонарь. Осевшие и разбухшие дома выпятили свои 
навесы и были «пузатыми, как беременная женщина», по выражению художника; коньки их 
крыш завалились назад, и домишки словно поддерживали друг дружку плечом. Зато три-четыре 
других дома, тонувшие в ямах мрака, казалось, вот-вот уткнутся носом в землю. Газовый 
фонарь выхватил один из них, ослепительно белый, заново оштукатуренный, похожий на 
старуху с немощным и дряблым телом, набеленную и накрашенную, как молодая красотка. 
Дальше неровная вереница домов постепенно уходила в глубокую тьму, изборожденная 
трещинами, вся в зеленых потеках от дождя, являя собой такую беспорядочную смесь красок и 
поз, что Клод хохотал от всей души. Флоран остановился на углу улицы Мондетур против 
предпоследнего дома слева. Еще спали три его этажа с окнами без ставен, с маленькими 
белыми шторками, плотно задернутыми изнутри; наверху, за занавесками узкого оконца под 
самым коньком крыши, мелькал свет. Но особенное волнение Флорана явно вызвала лавка под 
навесом. Ее как раз открывали. Она принадлежала торговцу вареными овощами; внутри 
блестели котлы, на прилавке в глиняных мисочках красовались выложенные горками тертый 
шпинат и цикорий с воткнутыми маленькими совками, от которых виднелись лишь белые 
металлические ручки. Изумленный этим зрелищем, Флоран замер как пригвожденный; должно 
быть, он не узнавал лавку; он был подавлен, прочитав на красной вывеске фамилию владельца: 
Годбеф. Опустив руки, Флоран уставился на пюре из шпината с таким видом, словно 
произошло величайшее несчастье.
     Оконце под крышей распахнулось, и оттуда высунулась головка маленькой старушки; она 
поглядела на небо, на рынок, вдаль.
     — Смотрите-ка, мадемуазель Саже, ранняя пташка, — заметил Клод, вскинув на нее глаза.
     И, повернувшись к своему спутнику, он добавил:
     — Здесь жила моя тетка… Дом этот — гнездо сплетен… Ага! Вот и Меюдены 
зашевелились: на третьем этаже свет.
     Флоран собрался уже расспросить его, но этот человек в широком полинялом пальто 
внушал какое-то беспокойство; так и не промолвив ни слова, он пошел вслед за Клодом, 
который стал рассказывать ему о сестрах Меюден. Они рыбницы; старшая — роскошная 
женщина; младшая торгует пресноводной рыбой, и когда стоит, такая золотоволосая, среди 
своих карпов и угрей, смахивает на одну из мадонн Мурильо. Мало-помалу он в сердцах 
договорился до того, что Мурильо не писал, а «валял дурака». Потом вдруг, остановившись 
посреди улицы, воскликнул:
     — Да куда же вы, собственно, направляетесь?
     — Теперь уже никуда, — уныло ответил Флоран. — Идемте, куда хотите.
     Когда они собирались повернуть с улицы Пируэт, чей-то голос из винного погребка, 
стоявшего на углу; окликнул Клода. Клод зашел внутрь, потащив за собой и Флорана. Ставни 
там были открыты только с одной стороны. В еще сонном ночном воздухе зала горела газовая 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.