Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

этом говорила, но он и слушать не желает. Надо бы тебе, именно тебе уговорить его взять 
деньги… Попробуй потолковать с ним, ладно?
     Кеню ответил невнятным ворчанием, а Лиза не решилась настаивать, считая, что 
выполнила свой долг честной женщины.
     — Нет, он не такой, как все люди, — заговорила она снова. — Он не внушает доверия, как 
хочешь! Говорю тебе это, раз уж у нас зашла речь о нем… Меня не интересует его поведение, 
хотя из-за него о нас в квартале без конца судачат. Пусть ест и спит здесь, пусть стесняет нас — 
с этим можно примириться. Но только одного я ему не позволю: впутывать нас в политику. 
Помни: если он опять начнет баламутить тебя, если он хоть капельку скомпрометирует нас, я от 
него отделаюсь раз и навсегда. Предупреждаю тебя, понял?
     Флорану был вынесен приговор. Лиза изо всех сил старались превозмочь себя, сдержать 
поток злобы, которая накипела у нее на душе. Он противоречил всем ее понятиям, он оскорблял 
ее, ужасал, делал ее действительно несчастной. Она тихо добавила:
     — Человек, который побывал в самых страшных переделках, который не сумел даже 
создать себе дом… Я понимаю, почему ему хочется услышать ружейные залпы. Ну и пусть 
подставляет лоб под пули, если так их любит; но пусть не отнимает честных людей у семьи… И 
притом он мне не нравится — вот! Вечером, за столом, от него пахнет рыбой. Я из-за этого есть 
не могу. А он, он ложку мимо рта не пронесет; и хоть бы впрок шло! Он даже потолстеть не 
способен, несчастный, до того грызет его злоба.
     Лиза подошла к окну. Она увидела Флорана, который переходил улицу Рамбюто, 
направляясь в рыбный ряд. В то утро привоз морской рыбы наводнил рынок; огромные лотки 
отливали серебром, аукцион гудел. Лиза следила за острыми плечами деверя; он входил под 
своды смрадного рынка, сутулясь и ощущая подступавшую к горлу тошноту; взгляд, которым 
проводила его Лиза, был взглядом воительницы, женщины, твердо решившей победить.
     Обернувшись, она увидела, что Кеню встал. Он стоял в ночной рубашке, босиком на 
мягком, пушистом ковре, еще не остыв от нежащего тепла пуховика, бледный и удрученный 
раздором между женой и братом. Но Лиза улыбнулась своей пленительной улыбкой и подала 
ему носки, чем необыкновенно его растрогала.
     
4
     
     Майоран был найденышем; нашли его на рынке Дез-Инносан в груде капусты, у 
огромного белого кочана, закрывшего розовое личико спящего ребенка широким отвислым 
листом. Чья подлая рука туда его подбросила, навсегда осталось неизвестным. Это был уже 
бутуз лет двух или трех, очень толстый, очень жизнерадостный, но настолько заплывший 
жиром и неразвитой, что едва лепетал несколько слов и умел только улыбаться. Когда одна из 
зеленщиц обнаружила его под тем кочаном, она отчаянно завизжала, и к ней в изумлении 
сбежались соседки; а мальчуган, еще в детском платьице, закутанный в обрывок одеяла, 
протягивал им навстречу ручонки. Он не мог ответить, где его мать. Он лишь смотрел 
удивленными глазами, припав к плечу взявшей его на руки требушинницы. До самого вечера 
весь рынок только и говорил что о подкидыше. Ребенок быстро освоился, жевал хлеб, улыбался 
каждой женщине. Толстая требушинница оставила его у себя; потом он перешел к другой 
торговке; через месяц ночевал у третьей. Когда его спрашивали: «Где твоя мама?» — он 
отвечал прелестным жестом — обводил ручонкой вокруг, указывая на всех торговок сразу. Он 
стал сыном рынка, цеплялся то за один, то за другой подол, неизменно находил приют в 
чьей-нибудь постели, кормился у всех понемногу, ходил в чем бог послал, и, однако, в его 
дырявых кармашках всегда лежала одна-другая денежка. Красивая рыжая девушка, 
торговавшая лекарственными травами, прозвала его неизвестно почему Майораном.
     Майорану шел четвертый год, когда матушка Шантмес тоже сделала находку: подобрала 
какую-то девочку, на тротуаре улицы Сен-Дени, на углу рынка. Малютке было года два, но она 
болтала как сорока, по-детски коверкая слова; вот почему матушке Шантмес удалось 
установить, что девочку зовут Кадиной и что мать накануне вечером усадила ее в подворотне, 
велев себя дожидаться. Кадина там и заснула; рассказывая об этом, она не плакала, говорила, 
что дома ее били. Она охотно пошла за матушкой Шантмес, завороженная огромной рыночной 
площадью, где так много людей и овощей. Матушка Шантмес, промышлявшая мелкой 
розничной торговлей, была женщина почтенная, лет шестидесяти и очень нелюдимая; потеряв, 
одного за другим, трех своих мальчиков еще грудными младенцами, она страстно любила 
детей. Старуха подумала: «Эта маленькая шлюшка до того гадка, что, наверно, живучая», — и 
взяла Калину к себе.
     Но однажды вечером, когда матушка Шантмес уходила домой, а за правую ее руку 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.