Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Да не волнуйтесь вы так, госпожа Кеню. Вы же знаете, у меня в одно ухо войдет, в другое 
выйдет: я не маленькая, понимаю, что к чему и какое словцо может завести человека чересчур 
далеко… Это останется между нами.
     Лиза успокоилась. Благопристойный супружеский мир был предметом ее гордости, она 
никогда не призналась бы, что в ее отношениях с мужем может быть хоть малейшее облачко. 
Поэтому она пожала плечами, пробормотав с улыбкой:
     — Это такие глупости, которым даже ребенок не поверит.
     Выйдя на улицу, три кумушки единогласно решили, что у красавицы Лизы вид был, 
прямо сказать, чудной. Вообще все они плохо кончат: и кузен, и Меюдены, и Гавар, и супруги 
Кеню с их баснями, в которых никто ничего понять не может. Г-жа Лекер спросила, что делают 
с теми, кого арестовывают «за политику». Но мадемуазель Саже знала только, что они никогда, 
никогда больше не появлялись среди людей; это побудило Сарьетту сказать, что их, может 
быть, и в самом деле бросают в Сену, как требует Жюль.
     За завтраком и за обедом колбасница избегала каких-либо намеков на события. Вечером, 
когда Флоран и Кеню ушли к Лебигру, она, казалось, смотрела на них уже не так строго. Но как 
раз в тот вечер обсуждался вопрос о будущей конституции, и когда собеседники собрались 
уйти, пробил час ночи; над входной дверью уже спустили железную штору, и им пришлось 
гуськом, согнувшись, выходить через оставленную под шторой лазейку. Кеню вернулся домой 
с нечистой совестью. Он открыл как можно тише одну за другой три или четыре двери в своей 
квартире и прошел на цыпочках через гостиную, вытянув вперед руки, чтобы не опрокинуть 
мебель. Все в доме спали. Очутившись в спальне, Кеню был очень раздосадован, увидев, что 
Лиза оставила свечу зажженной; среди глубокой тишины свеча горела высоким и грустным 
пламенем. Когда Кеню снимал ботинки и ставил их на краешек ковра, часы пробили половину 
второго так гулко, что он в ужасе обернулся и со злобным укором взглянул на позолоченного 
Гутенберга, который сиял, указуя перстом на книгу. Кеню видел лишь спину Лизы, зарывшейся 
с головой в подушку; но он чувствовал, что она не спит, что глаза у нее, должно быть, широко 
открыты и смотрят в стенку. Эта огромная спина, очень жирная у плеч, была мертвенно-бледна 
и, казалось, еле сдерживает гнев; она вздымалась перед ним незыблемая и весомая, как 
приговор, который не подлежит обжалованию. Кеню приведенный в смятение необычайной 
суровостью жениной спины, которая взирала на него, словно непроницаемое лицо судьи, 
скользнул под одеяло погасил свечу и замер. Он улегся на самом краешке чтобы не коснуться 
тела жены. Она все еще не спала он готов был поклясться в этом. Затем его одолел сон; 
расстроенный тем, что она с ним не разговаривает, Кеню уснул, не посмев пожелать ей 
покойной ночи и чувствуя себя бессильным перед неумолимой глыбой, которая загородила 
кровать, закрыв ему доступ для изъявления верноподданнических чувств.
     На следующий день Кеню проснулся поздно. Когда, укрытый до самого подбородка 
периной, развалившийся посреди кровати, он очнулся от сна, то увидел Лизу, которая сидела 
перед секретером и разбирала бумаги; после вчерашнего грехопадения он так крепко спал, что 
и не слышал, как она встала. Набравшись храбрости, Кеню подал голос из глубины алькова:
     — Вот те на! Почему же ты меня не разбудила? Что ты там делаешь?
     — Привожу в порядок ящики стола, — очень спокойно ответила она своим обычным 
тоном.
     Кеню почувствовал облегчение. Но она добавила:
     — Нельзя знать, что может случиться; если полиция явится…
     — Как так полиция?
     — А так! Ведь ты теперь занимаешься политикой.
     Кеню сел, совершенно растерявшись, застигнутый врасплох этим мощным и 
непредвиденным нападением.
     — Занимаюсь политикой, занимаюсь политикой, — повторил он, — да полиции тут 
делать нечего, я себя не компрометирую.
     — Ничуть, — ответила Лиза, пожав плечами. — Ты только говоришь, что всех надо 
расстрелять.
     — Я! Я!
     — И кричишь об этом в кабаке… Мадемуазель Саже сама слышала. Сейчас уже весь 
квартал знает, что ты красный.
     Кеню мигом нырнул обратно в постель. Он еще не совсем проснулся. Слова Лизы гулом 
отдались в его ушах, словно топот грубых жандармских сапог за дверью спальни. Он посмотрел 
на нее — аккуратно причесана, затянута в корсет, принарядилась, как обычно, — и совсем 
растерялся, оттого что, несмотря на столь драматические обстоятельства, она, как всегда, 
держится безукоризненно.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.