Случайный афоризм
Когда вы заимствуете что-нибудь у одного писателя, это называется плагиатом, когда вы заимствуете у многих - это уже исследование. Уилсон Мизнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дрался за рабочего, если рабочий отказывается драться за меня? Кроме того, не в этом суть 
дела. Если мы хотим приучить такую страну, как Франция, пользоваться свободой, нам 
понадобится десять лет революционной диктатуры.
     — Тем более, — решительно сказала Клеманс, — что рабочий еще не созрел, им 
необходимо руководить.
     Она высказывалась редко. Эта высокая серьезная девушка, оказавшаяся среди одних 
мужчин, слушала разговоры о политике с видом ученого знатока. Откинувшись назад и 
прислонясь к перегородке, она прихлебывала маленькими глотками свой грог, глядя на 
собеседников, и то хмурила брови, то раздувала ноздри, молча выражая одобрение или 
неодобрение, показывая, что она все понимает, что у нее есть вполне твердые суждения о 
самых сложных проблемах. Иногда она скручивала папироску и, пуская из уголка рта тонкие 
струйки дыма, прислушивалась внимательнее. Казалось, спор ведется ради нее и под конец она 
должна раздавать призы. Она, наверное, считала, что, не выражая своего мнения и не горячась, 
как мужчины, она соблюдает положенное ей место женщины. И только в разгаре спора она 
бросала какую-нибудь фразу, подводя итог в одном слове, и отлично умела «отбрить», по 
выражению Гавара, даже самого Шарве. В глубине души она считала себя гораздо более 
подкованной, чем ее собеседники. Уважение она питала лишь к Робину и не сводила своих 
больших черных глаз с этой безмолвной фигуры.
     Флоран, как и остальные, не обращал внимания на Клеманс. Они относились к ней, как к 
мужчине: обмениваясь рукопожатием с Клеманс, они чуть не вывертывали ей руку. Однажды 
вечером Флоран присутствовал при пресловутых расчетах между Шарве и Клеманс. Когда 
молодая женщина вынимала деньги, Шарве попытался занять у нее десять франков. Она 
отказала, заметив, что надо сперва установить, какие у них счеты. Они жили друг с другом на 
началах свободного брака и взаимной материальной независимости; каждый скрупулезно 
оплачивал свои расходы; таким образом, по их словам, они ничего друг другу не должны, они 
не рабы. Квартира, стол, стирка, самые незначительные развлечения записывались, отмечались 
— всему этому подводился итог. В тот вечер, после проверки их счетов, Клеманс доказала 
Шарве, что он должен ей уже пять франков. Затем она дала ему десять франков, сказав:
     — Запиши, что ты теперь должен мне пятнадцать… Вернешь пятого числа из получки за 
урок у маленького Легюдье.
     Когда Розу звали, чтобы расплатиться, каждый вынимал из кармана несколько су за 
напитки. Шарве даже поддразнивал Клеманс, называя аристократкой за то, что она пьет грог; 
он уверял, будто она хочет этим его унизить, дать ему почувствовать, что она зарабатывает 
больше; кстати сказать, это было правдой, и в его смехе звучал скрытый протест против более 
высокого заработка жены, который унижал Шарве, несмотря на его теорию равноправия полов.
     Если споры ни к чему не приводили, словесная схватка продолжалась. Из кабинета 
доносился отчаянный шум; матовые стекла дрожали, как кожа на барабане. Порой шум 
становился таким оглушительным, что Роза, при всей своей невозмутимости, с беспокойством 
озиралась на кабинет, наливая стопку какому-нибудь клиенту в рабочей блузе.
     — Ого! Да они там, чего доброго, друг друга угробят, — говорил человек в блузе, ставя 
стопку на цинковую стойку и утирая губы тыльной стороной руки.
     — Это безопасно, — спокойно отвечал Лебигр, — там беседуют господа.
     Лебигр, обычно весьма суровый по отношению к другим посетителям, позволял этим 
вопить сколько душе угодно и никогда не сделал им ни одного замечания. Он часами сидел на 
банкетке за стойкой, без сюртука, прижавшись своей большой головой к зеркалу и следя 
слипающимися глазами за Розой, которая откупоривала бутылки или вытирала тряпкой 
столики. Когда он бывал в добром расположении духа, а Роза стояла рядом и, засучив рукава, 
мыла стаканы в отливе, Лебигр незаметно для окружающих щипал ее за икры, что она 
принимала с довольной улыбкой. Она и бровью не поводила в ответ на вольность хозяина; 
когда он щипал ее до крови, она говорила, что не боится щекотки. Однако Лебигр, хоть его и 
клонило ко сну от запаха вина и жара мерцающих огней, прислушивался в шуму в кабинете. 
Если спорщики повышали голоса, он вставал и прислонялся спиной к перегородке, либо же, 
отворив дверь, заходил внутрь и подсаживался к ним, хлопнув Гавара по ляжке. Здесь Лебигр 
только кивал одобрительно головой. Торговец живностью говорил, что хоть этот черт Лебигр и 
не оратор, на него вполне можно рассчитывать, «когда начнется потасовка».
     Но Флоран как-то утром на рынке оказался свидетелем ссоры между Розой и рыбной 
торговкой по поводу опрокинутой плетенки с селедками, которую Роза задела локтем; он 
слышал, как Розу обзывали «марухой шпика» и «полицейской сукой». Когда он восстановил 
порядок, ему наговорили еще целый короб о Лебигре; он-де служит в полиции, всему кварталу 
это хорошо известно; мадемуазель Саже, до того как стала захаживать к Лебигру, утверждала, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.