Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тотчас же, если они хотят быть готовыми в момент переворота. Затем, придвинувшись друг к 
другу вплотную и понизив голос, они постановили образовать маленькую группу, готовую ко 
всяким случайностям. С этого дня Гавар уверился, что стал членом тайного общества и 
участником заговора. Состав кружка не пополнялся, но Логр обещал связать его с другими 
известными ему объединениями. А когда весь Париж будет в их руках, вот тогда Тюильри 
попляшет. И начались бесконечные споры, которые продолжались несколько месяцев: 
обсуждались организационные вопросы, проблема цели и средств, вопросы стратегии и 
создания будущего правительства. Как только Роза ставила грог перед Клеманс, кружки перед 
Шарве и Робином, мазагран перед Логром, Гаваром и Флораном, а перед Лакайлем и 
Александром — рюмки, кабинет тщательно запирали и заседание открывалось.
     Разумеется, по-прежнему больше всего прислушивались к голосу Шарве и Флорана. Гавар 
не сумел удержать язык за зубами, понемногу он рассказал всю историю с ссылкой в Кайенну, 
что принесло Флорану ореол мученика. Его слово стало заповедью для них. Как-то вечером 
Гавар, задетый нападками на своего друга, который в тот момент отсутствовал, воскликнул:
     — Не тронь Флорана, он был в Кайенне!
     Но Шарве был весьма уязвлен этим преимуществом Флорана.
     — Кайенна, Кайенна, — процедил он сквозь зубы, — в конце концов там не так уж плохо 
жилось!
     И Шарве пытался доказать, будто ссылка — это пустяк, будто подлинно великое 
страдание заключается в том, что живешь в угнетенной стране, с кляпом во рту, перед лицом 
торжествующего деспотизма. Впрочем, если его, Шарве, не арестовали 2 декабря, то не по его 
вине. Он даже намекнул, что только дураки попадаются. Эта скрытая зависть сделала Шарве 
постоянным противником Флорана. Споры всегда сводились к поединку между ними обоими. 
И они говорили часами при полном молчании остальных, причем ни один из двух спорщиков 
не признавал себя побежденным.
     Излюбленным предметом спора был вопрос о преобразовании страны на следующий день 
после победы.
     — Допустим, мы победили, так? — начинал Гавар.
     Победа была чем-то само собой разумеющимся, поэтому каждый спешил высказаться. 
Кружок разделился на два лагеря. Шарве, который был сторонником эбертизма, опирался на 
Логра и Робина. Флоран, по-прежнему подвластный своей человеколюбивой мечте, называл 
себя социалистом и опирался на Александра и Лакайля. Что касается Гавара, то он не чурался 
идеи насилия; но так как его подчас попрекали за богатство и донимали довольно едкими 
шутками, он объявил себя коммунистом.
     — Надо будет все начисто смести, — отрывисто говорил Шарве, словно топором 
рубил. — Ствол дерева прогнил, мы должны его свалить.
     — Да, да! — подхватывал Логр, вставая, чтобы казаться повыше, и толкая своим горбом 
шаткую перегородку. — Все полетит к черту, это я говорю вам… А там видно будет.
     Робин одобрительно кивал бородой. Его молчание становилось ликующим, когда 
выдвигались крайние революционные предложения. Взгляд его приобретал некую томность 
при слове «гильотина»; полузакрыв глаза, он смотрел так, словно видел ее перед собой, и 
зрелище это его глубоко умиляло; тогда он тихонько терся подбородком о набалдашник трости, 
издавая глухое, довольное мурлыканье.
     — Однако, — в свою очередь вступал Флоран, в голосе которого неизменно слышался 
далекий отзвук печали, — однако, если вы срубите дерево, необходимо будет сохранить 
семена… А я полагаю, что, напротив, нужно сохранить дерево, чтобы привить ему новую 
жизнь… Видите ли, политическая революция уже произошла; сегодня надо подумать о 
труженике, о рабочем; наша революция должна быть всеобъемлющей, социальной. И я головой 
ручаюсь, что вам не удастся сковать это требование народа. Народ устал, он тоже хочет 
получить свою долю благ.
     Александра эти слова приводили в восторг. На его добром лице сияла радость, и он 
подтверждал, что это правда, что народ устал.
     — А мы хотим получить нашу долю, — добавлял Лакайль с угрожающим видом. — От 
всех революций выигрывали только буржуа. А теперь хватит! Революция прежде всего будет 
служить нам.
     Тогда начинались разногласия. Гавар предлагал раздел всех материальных ценностей. 
Логр отказывался, божась, что не дорожит деньгами. Затем Шарве, постепенно переборов шум, 
продолжал говорить один:
     — Классовый эгоизм — одна из самых надежных опор тирании. Это плохо, что народ 
эгоистичен. Если он нам поможет, он получит свою долю… Почему вы требуете, чтобы я 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.