Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

красивая женщина, но что ему нравятся дамы, «не столь мощно блиндированные».
     Лиза избегала говорить с Кеню о Флоране. Она по привычке козыряла своим 
долготерпением. Кроме того, она считала, что нечестно вмешиваться в отношения братьев без 
достаточно серьезных оснований. Как говорила сама Лиза, она очень добра, но не нужно 
доводить ее до крайности. Сейчас она еще проявляла полную терпимость и с ничего не 
выражающим лицом соблюдала безукоризненную вежливость, держалась с деланным 
равнодушием, тщательно пока избегая всего, что Флоран мог бы принять за намек; но все-таки 
он ведь спит и ест у них, а денег его что-то не видать; она не согласилась бы брать с него плату, 
она выше этого; да только он, право же, мог бы хоть завтракать в городе. Однажды Лиза 
заметила Кеню:
     — Мы никогда не бываем одни. Теперь, когда нам хочется поговорить, нужно дожидаться 
вечера, пока мы ляжем спать.
     И как-то ночью она сказала ему, лежа в постели:
     — Твой брат зарабатывает сто пятьдесят франков, ведь правда?.. Странно, что он не в 
состоянии отложить немного денег, чтобы купить себе белье. Я опять вынуждена была дать ему 
три твоих старых рубашки.
     — Ба! Пустяки! — ответил Кеню. — Мой брат человек покладистый… Пускай сам 
распоряжается своими деньгами.
     — О, конечно, — прошептала Лиза, больше не настаивая, — я же не к тому говорю… 
Пусть тратит их — с толком или без толку, — это не наше дело.
     Лиза была уверена, что Флоран проедает свое жалованье у Меюденов. Только один раз 
она вышла из обычного спокойного состояния, изменила присущей ей и в то же время 
рассчитанной сдержанности. Прекрасная Нормандка преподнесла Флорану изумительного 
лосося. Чрезвычайно тяготясь этим подарком и не посмев отказаться от него, он принес лосося 
красавице Лизе.
     — Сделайте из него паштет, — простодушно предложил он.
     Лиза пристально, с побелевшими губами, посмотрела на него, затем, стараясь не 
повышать голоса, проговорила:
     — Вы что же, думаете, нам есть нечего? Нет уж, извините, еды, слава богу, здесь хватает! 
Уберите его отсюда!
     — Но прикажите хотя бы сварить его для меня, — продолжал Флоран, изумленный ее 
гневом. — Я охотно его буду есть…
     Тогда ее прорвало.
     — Мой дом не трактир, ясно? Скажите тем особам, которые дали вам лосося, пусть сами и 
варят его, если им угодно. А мне ничуть не хочется, чтобы мои кастрюли пропахли рыбой. 
Уберите его отсюда, слышите!
     Еще немножко, и Лиза схватила бы лосося и выбросила бы его на улицу. Флоран отнес его 
к Лебигру; Розе заказали паштет из рыбы. И вот однажды вечером вся компания угощалась в 
отдельном кабинете паштетом. Гавар заказал еще и устрицы. Постепенно Флоран стал бывать у 
Лебигра все чаще, проводил здесь все свои вечера. Он попадал в раскаленную атмосферу, где 
был простор его политическим страстям. Теперь, когда Флоран запирался на своей мансарде, 
чтобы работать, его иной раз раздражала тишина комнаты; теоретическое исследование о 
свободе уже его не удовлетворяло, его тянуло на улицу, тянуло туда, где он находил отраду в 
острых, как клинок, аксиомах Шарве, в исступлении Логра. В первые вечера Флорана смущал 
шум, поток словоизвержений; он еще чувствовал за ними пустоту, но испытывал потребность 
отвлечься, подхлестнуть себя, получить толчок для какого-нибудь крайнего решения, которое 
утишило бы его мятущийся ум. Его пьянил самый воздух отдельного кабинета, теплый от 
табачного дыма, пахнущий ликером; он доставлял особенное блаженство, полное самозабвенье, 
и, убаюканный им, Флоран способен был без труда принять за чистую монету даже грубую 
подделку. Так возникла любовь к окружающим его здесь людям, потребность встречаться с 
ними, засиживаться с ними допоздна, получая то удовольствие, какое дается привычкой. 
Кроткая, бородатая физиономия Робина, строгий профиль Клеманс, бледное, изможденное лицо 
Шарве, горб Логра, Гавар, Александр и Лакайль — все это вошло в его жизнь, стало занимать в 
ней все большее место и давало ему почти физическое наслаждение. Когда он брался за медную 
ручку двери в отдельный кабинет, ему казалось, что она живая, согревает его пальцы, сама 
собой поворачивается; вряд ли он испытал бы более острое ощущение, если бы сжимал гибкое 
женское запястье.
     Правда, в отдельном кабинете творились весьма серьезные дела. Однажды вечером Логр, 
разбушевавшись больше обычного, ударил кулаком по столу и заявил, что, будь они 
настоящими мужчинами, они свергли бы правительство. Он добавил, что нужно договориться 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.