Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

будут в тепле!
     Так до самого вечера они не давали друг другу спуску, комментируя каждое появление 
соперницы, с редкой наблюдательностью улавливая самые тонкие детали в ее внешности даже 
тогда, когда другие женщины заявляли, что на таком расстоянии решительно ничего не видно. 
Мадемуазель Саже пришла в восторг от прекрасного зрения г-жи Кеню, которая однажды 
различила царапину на левой щеке Нормандки.
     — С таким зрением, — говорила мадемуазель Саже, — и сквозь двери все видно.
     Наступала ночь, а исход борьбы нередко бывал неясен; иногда одна из враждующих 
сторон терпела поражение, но назавтра она брала реванш. В квартале заключались пари: одни 
ставили на красавицу Лизу, другие — на прекрасную Нормандку.
     Дошло до того, что противницы запретили своим детям разговаривать друг с другом. 
Прежде Полина и Мюш были добрыми друзьями: благовоспитанная маленькая барышня в 
накрахмаленном платьице и неряшливый мальчишка — сквернослов и буян, первый заводила в 
игре в лошадки. Если они играли на широком тротуаре перед рыбным павильоном, то 
лошадкой бывала Полина, а Мюш — кучером. Но однажды, когда Мюш по простоте душевной 
пришел за Полиной, красавица Лиза выставила его за дверь, обозвав уличным мальчишкой.
     — Разве можно знать, — сказала она, — что способны натворить плохо воспитанные 
дети! У этого ребенка такой дурной пример перед глазами, что я неспокойна, когда он играет с 
моей дочкой.
     Мальчику было семь лет. Мадемуазель Саже, которая была при этом, добавила:
     — Вы совершенно правы. Этот шалопай вечно путается с соседскими девчонками… Его 
как-то нашли в погребе с дочкой угольщика.
     Когда Мюш с плачем прибежал к матери и рассказал ей о происшествии, гнев ее был 
страшен. Она собралась было идти бить стекла у Кеню-Граделей. Однако удовольствовалась 
тем, что отшлепала Мюша.
     — Если ты еще когда-нибудь туда сунешься, — в ярости кричала она, — я тебе покажу!
     Но подлинной жертвой обеих женщин явился Флоран. В сущности, не кто иной, как он 
был причиной того, что они оказались в состоянии войны, — они сражались только за него. 
После его приезда обстановка становилась час от часу хуже; он ставил в ложное положение, 
раздражал, смущал окружающих, которые до сих пор жили в этом заплывшем жиром покое. 
Прекрасная Нормандка с удовольствием вцепилась бы ему коготками в лицо, если он слишком 
долго засиживался у Кеню; в значительной мере именно боевой азарт и заставлял ее добиваться 
этого мужчины. А красавица Лиза занимала позицию судьи, осуждающего дурное поведение 
Флорана, чья связь с сестрами Меюден возмущала весь квартал. Лиза была жестоко уязвлена; 
она старалась не выказывать свою ревность, — ревность весьма своеобразную, которой, 
вопреки ее презрению к Флорану и бесстрастию порядочной женщины, она терзалась всякий 
раз, когда он уходил из колбасной на улицу Пируэт, и она представляла себе те запретные 
радости, какими он, наверное, там наслаждается.
     Вечером за обедом у Кеню все реже чувствовалась былая сердечность. Опрятность 
столовой приобретала раздражающий и тягостный характер. Флорану чудился немой укор, 
что-то вроде осуждения, в мебели светлого дуба, в слишком начищенной лампе, в чересчур 
новой циновке. Он почти не осмеливался есть из боязни уронить на скатерть хлебные крошки и 
запачкать свою тарелку. Тем не менее присущее Флорану простодушие мешало ему 
разобраться в происходящем. Он всюду восхвалял кротость Лизы. Она и впрямь была 
по-прежнему кротка с ним. Улыбаясь, она замечала, словно в шутку:
     — Странно! Теперь вы едите неплохо, а все-таки не толстеете… Видно, впрок не идет.
     Кеню хохотал, хлопал брата по животу, уверяя, что проверни через него хоть всю 
колбасную, сало на его брюхе все равно не нарастет — даже толщиной с монетку в два су. 
Однако в настойчивых замечаниях Лизы звучала та ненависть, то недоверие к тощим, которое 
матушка Меюден выражала более грубо; звучал в них и скрытый намек на распутную жизнь 
Флорана. Никогда, впрочем, она не упоминала при нем о прекрасной Нормандке. Однажды 
вечером Кеню отпустил шутку на этот счет, но от Лизы повеяло таким ледяным холодом, что 
почтенный муж осекся раз и навсегда. Обычно после третьего блюда они еще некоторое время 
сидели за столом. Флоран заметил, что Лиза бывает недовольна, когда он слишком быстро 
уходит, и пытался поддержать беседу. Она сидела совсем близко от него. Но он не чувствовал в 
ней тепла и трепета жизни, как в Нормандке. Не было у нее и этого пряного, пикантного 
аромата морской рыбы; от Лизы пахло жиром, пресным запахом первосортной вареной 
колбасы. Ничто не волновало эту грудь, на обтянутом лифе не было ни одной морщинки. Кости 
тощего пугало прикосновение ее слишком твердых телес даже пуще, чем нежные обольщения 
Нормандки. Однажды Гавар под большим секретом сказал Флорану, что г-жа Кеню, бесспорно, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.