Случайный афоризм
Произведения, написанные с удовольствием, обычно бывают самыми удачными, как самыми красивыми бывают дети, зачатые в любви.
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

урок. Прекрасная Нормандка встречала Флорана приветливо. Придвинув поближе свой стул, 
она принималась вязать или чинить белье тут же, под лампой; нередко она откладывала иглу и 
слушала чем-то заинтересовавший ее урок. Вскоре она прониклась большим уважением к этому 
ученому малому, который по-женски мягко наставляет ее сынишку и с ангельским терпением 
несчетное число раз повторяет свои указания. Теперь Флоран уже не казался ей уродом. Дошло 
до того, что Нормандка почти ревновала его к красавице Лизе. Она пододвигала свой стул еще 
ближе и посматривала на Флорана, смущая его своими улыбками.
     — Мама! Ты же толкаешь меня под локоть, мешаешь писать! — сердился Мюш. — 
Смотри, теперь я посадил кляксу! Отодвинься же!
     Мало-помалу Нормандка начала злословить о красавице Лизе. По ее утверждению, Лиза 
скрывает свои года и так затягивается в корсет, что дышать невмоготу; если же колбасница 
спозаранку выходит зашнурованная и прилизанная так, что волос от волоса не отодрать, значит, 
она в раздетом виде ужасна. Тут Нормандка чуть поднимала руки, показывая, что она у себя 
дома корсет не носит; она улыбалась все той же завлекательной улыбкой, выпячивая 
роскошную грудь, которая приметно волновалась и трепетала под тонкой, кое-как застегнутой 
кофтой. Урок прерывался. Мюш с интересом наблюдал, как мать поднимает руки. Флоран же 
слушал ее, подчас даже смеялся, невольно думая: «Смешные они, эти женщины». Его забавляло 
соперничество прекрасной Нормандки и красавицы Лизы.
     Тем временем Мюш кончал переписывать заданный урок. Флоран — у него был красивый 
почерк — приготовлял для ученика прописи, узкие полоски бумаги, на которых писал 
крупными и средними буквами очень длинные слова во всю строку. Он любил слова: 
«тиранически, самовластие, антиконституционный, революционный»; подчас он заставлял 
мальчика переписывать такие предложения: «День суда настанет… Страдание праведника — 
приговор нечестивцу… Час возмездия пробьет, и виновный падет». Выводя эти прописи, рука 
Флорана простодушно повиновалась мыслям, теснившимся в его мозгу; он забывал о Мюше, о 
прекрасной Нормандке, обо всем, что его окружало. А Мюш мог бы переписать даже 
«Общественный договор». Он заполнял целые страницы, старательно выводя букву за буквой: 
«тиранически», «антиконституционный».
     До конца урока матушка Меюден, брюзжа, вертелась у стола. Она продолжала питать 
ненависть к Флорану, По ее мнению, нелепо заставлять ребенка работать по вечерам, когда 
всем детям пора спать. Она, конечно, давно бы выставила за дверь «долговязого», если бы 
прекрасная Нормандка после очень бурного объяснения не объявила матери напрямик, что 
съедет с квартиры, если она не вольна принимать у себя дома, кого ей заблагорассудится. 
Впрочем, каждый вечер ссора возобновлялась.
     — Что ни говори, — твердила старуха, — а в глазах у него фальшь. И притом не верю я 
тощим. Тощий мужик на все способен. Проку я от этаких никогда не видела… У него, 
наверное, брюхо к заду присохло, — плоский, как доска. Ни кожи ни рожи! Уж на что я, — ведь 
шестьдесят пять стукнуло, — а и то бы его к себе не подпустила.
     Все это матушка Меюден говорила пегому, что отлично видела, к чему идет дело. И она 
начинала расхваливать Лебигра, который действительно волочился за прекрасной Нормандкой. 
Лебигр не только учуял здесь богатое приданое, но и считал, что эта молодая женщина за 
стойкой его заведения будет бесподобна. Красноречие старухи было неистощимо: этот по 
крайней мере не высох до костей и, наверное, силен, как бык; матушка Меюден восхищалась 
даже его икрами, — у Лебигра они были весьма мощные. Но Нормандка пожимала плечами и 
огрызалась:
     — Плевала я на его икры, не нуждаюсь ни в чьих икрах… Что хочу, то и делаю.
     И если мать пыталась продолжать, становилась слишком откровенной, дочь кричала:
     — Ну и что с того! Не ваше дело… Да и неправда это! А хоть и правда, я у вас позволения 
спрашивать не стану, ясно? Отстаньте вы от меня.
     Луиза уходила к себе в комнату, хлопнув дверью. Она присвоила себе в семье власть, 
которой злоупотребляла. А старуха, едва ей ночью чудился шорох, вставала босая и 
подслушивала под дверью дочери, не прокрался ли туда Флоран. Но у него в семье Меюден 
был еще более лютый враг. Как только Флоран являлся, Клер, ни слова не говоря, вставала, 
брала подсвечник и уходила к себе, по другую сторону-площадки. Слышно было, как она в 
холодном бешенстве запиралась, дважды поворачивая ключ в замке. Однажды вечером, когда 
сестра пригласила учителя отобедать. Клер на скорую руку сварила себе что-то на площадке и 
поела в своей комнате. Нередко она уединялась надолго — ее не видели по неделям. Она 
оставалась все такой же: мягкой, но железной в своем своеволии, — зверьком, бросающим 
недоверчивые взгляды из-под гривы золотистых с рыжинкой волос. Она пришла в ярость, когда 
матушка Меюден вздумала отвести с ней душу по поводу Флорана. Старуха, дойдя до 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.