Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вроде бы не думаешь.
     Словоохотливость он проявлял неизменно, едва заговаривал о колбасной, которую они с 
Огюстиной задумали открыть в Плезансе. Он, видимо, был твердо уверен, что построит свою 
жизнь, как ему хочется; поэтому Флоран в конце концов проникся к Огюсту своего рода 
уважением, смешанным с неприязнью. Так или иначе, в этом парне была недюжинная сила, как 
ни глуп он казался; он идет к своей цели напрямик и достигнет ее без всяких треволнений, 
наслаждаясь полным благополучием. В такие вечера, после посещения Огюста, у Флорана не 
ладилась работа, он ложился спать недовольный; душевное равновесие возвращалось, лишь 
когда он напоминал себе: «Да ведь Огюст просто животное!»
     Каждый месяц Флоран ездил в Шамар навестить Верлака, это было для него почти 
радостью. Бедняга Верлак все еще влачил свои дни, к большому удивлению Гавара, 
предсказывавшего его конец не позднее чем через полгода. При каждом посещении Флорана 
больной говорил, что ему лучше, что ему очень хочется снова приняться за работу. Но время 
шло, и болезнь брала свое. Флоран садился у постели Верлака, занимал его рассказами о 
рыбном павильоне, стараясь хоть немного его развеселить. Он каждый раз оставлял на ночном 
столике пятьдесят франков Верлаку, номинально еще числившемуся инспектором; а Верлак, 
хотя Флоран с ним об этом условился, всякий раз сердился и отказывался от денег. Затем речь 
заходила о чем-нибудь другом, и деньги оставались лежать на столике. Когда Флоран уходил, 
г-жа Верлак провожала его до выходной двери. Была она маленькая, вялая, плаксивая. Она 
толковала только о расходах, связанных с болезнью мужа, о бульоне из цыпленка, кровавых 
бифштексах, бутылках бордо, аптекаре и враче. Эти жалостные разговоры очень смущали 
Флорана. Сначала он ее не понимал. Но бедная женщина беспрерывно плакала, вспоминая 
былую счастливую жизнь на инспекторское жалованье в тысячу восемьсот франков, и Флоран 
стыдливо предложил ей прибавку — потихоньку от мужа. Она отказалась и тут же без всякого 
перехода заверила, что пятидесяти франков ей вполне хватит. Однако до конца месяца она 
часто обращалась с письмами к тому, кого величала спасителем их семьи. Писала г-жа Верлак 
тонким, убористым почерком с наклоном направо, а круглые, подобострастные фразы, 
которыми она заполняла ровно три страницы, служили для того, чтобы выпросить еще десять 
франков; в результате сто пятьдесят франков жалованья Флорана полностью переходили к чете 
Верлаков. Муж об этом, разумеется, не знал, а жена буквально целовала Флорану руки. Ему это 
доброе дело доставляло огромное наслаждение; он скрывал его, как некую запретную радость, 
которую эгоистически вкушает один.
     — Ну, знаете, этот жулик Верлак над вами просто смеется, — подчас говорил Гавар. — 
Живет теперь припеваючи у вас на содержании!
     Кончилось тем, что Флоран однажды ответил:
     — Все улажено; я даю ему только двадцать пять франков.
     Правда, Флоран ни в чем не нуждался. Кеню по-прежнему предоставляли ему и стол и 
кров. Нескольких франков, которые оставались у Флорана, хватало, чтобы выпить стаканчик 
вина вечером у Лебигра. Постепенно его жизнь стала размеренной, как часы: он работал у себя 
в комнате; продолжал заниматься с Мюшем дважды в неделю, с восьми до девяти; один вечер 
уделял красавице Лизе, чтобы ее не обидеть; остальное же время проводил в отдельном 
кабинете Лебигра, в обществе Гавара и его друзей.
     У Меюденов он появлялся в облике снисходительного, но несколько сурового педагога. 
Ему нравился этот старый дом. Внизу ему нужно было миновать лавку вареных овощей с ее 
неаппетитными запахами; в глубине маленького дворика остывали лохани с пюре из шпината, 
глиняные миски с тертым щавелем. Затем Флоран поднимался по скользкой от сырости 
винтовой лестнице, осевшие и трухлявые ступеньки которой совсем покосились, — ходить по 
ним надо было с осторожностью. Меюдены занимали весь третий этаж. Даже когда в семье 
появился достаток, мать наотрез отказалась переехать, несмотря на мольбы обеих дочерей, 
мечтавших жить в новом доме на широкой улице. Старуха упрямилась, говорила, что как тут 
жила, так тут и помрет. Правда, она довольствовалась темной каморкой, уступив хорошие 
комнаты Клер и Нормандке. А Нормандка воспользовалась правом старшей и захватила 
комнату, выходившую окнами на улицу; это была самая большая и лучшая комната. 
Обидевшись на сестру, Клер отказалась от смежной комнаты, окнами во двор; она предпочла 
ночевать по другую сторону лестничной площадки, в комнатушке, которую даже не побелила. 
Клер имела собственный ключ и жила независимо; при малейшем столкновении с домашними 
она запиралась у себя.
     Обычно Флоран приходил к Меюденам к концу их обеда. Мюш бросался ему на шею. 
Флоран садился и, поставив мальчика между коленями, слушал его болтовню. Затем, когда 
клеенка, заменявшая скатерть, была уже вытерта, за одним концом обеденного стола начинался 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.