Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

становилось бы взрослым, которое он непрестанно учил бы и, любя в нем чистоту, любил бы 
все человечество. На третий день он принес букварь. Мюш восхитил его своей смышленостью. 
Он запоминал буквы, схватывая все на лету, как истый парижский гамен. Картинки в букваре 
его необычайно занимали. Затем он устраивал себе основательный отдых в тесном кабинете 
Флорана; печка по-прежнему оставалась его закадычной приятельницей, источником 
нескончаемых радостей. Сначала он пек в ней картошку и каштаны; но это показалось ему 
недостаточно интересным. Тогда он стащил у тети Клер пескарей и испек их, нанизав на нитку, 
перед пылающим устьем печки; он с наслаждением поедал их без хлеба. Как-то он принес даже 
карпа; но карп никак не хотел поджариться и так начадил, что пришлось настежь открыть дверь 
и окно. Когда запах от этой стряпни становился удушающим, Флоран выбрасывал рыбу на 
улицу. Но чаще он смеялся. А Мюш через два месяца начал бегло читать, и в его тетрадках по 
чистописанию не было ни одной кляксы.
     Между тем мальчуган каждый вечер изводил мать рассказами о своем дружке Флоране: 
мой дружок Флоран нарисовал деревья и людей в хижине; мой дружок Флоран вот так поднял 
руку и сказал, что, если бы все люди умели читать, они стали бы лучше. Поэтому Нормандка 
жила в постоянной близости к тому самому человеку, которого мечтала задушить. Однажды 
она заперла Мюша дома, чтобы он не смог пойти к инспектору. Но он так плакал, что назавтра 
мать выпустила его на свободу. Несмотря на свои мощные стати и задиристый вид, она была 
слабохарактерной. Когда сынишка рассказывал ей, как тепло ему в бюро Флорана, когда он 
возвращался домой в сухой одежде, она чувствовала безотчетную благодарность и 
удовлетворение при мысли, что ее ребенок находится под крышей и греет ноги у печки. А 
потом она и вовсе растаяла, когда Мюш прочитал ей несколько строк из скомканного клочка 
газеты, в которую был завернут ломтик угря. Таким образом, она мало-помалу стала думать — 
не говоря об этом вслух, — что Флоран, возможно, неплохой человек; его образованность 
внушала ей уважение, а к этому добавлялось и растущее любопытство, желание узнать его 
поближе, проникнуть в его жизнь. Затем вдруг ее осенило — она уверила себя, что 
осуществляет свою месть: надо быть с кузеном Лизы поласковей, поссорить его с толстухой — 
так оно смешней будет.
     — А что, твой дружок Флоран когда-нибудь говорит с тобой обо мне? — спросила она 
как-то утром, одевая Мюша.
     — Еще чего! — ответил мальчик. — Мы ведь с ним веселимся.
     — Ну так вот, скажи ему, что я больше не сержусь и благодарю его за то, что он выучил 
тебя читать.
     С тех пор ребенок каждый день получал какое-нибудь поручение. Он уходил от матери к 
инспектору и от инспектора к матери, передавая им уйму всяких любезностей, вопросов и 
ответов, которые он повторял, совершенно в них не вникая; его можно было бы заставить 
сказать любую чудовищную вещь. Но прекрасная Нормандка побоялась показаться робкой; 
однажды она самолично явилась к Флорану и уселась на второй стул, пока Мюш писал диктант. 
Она была очень тихая и усердно восхваляла Флорана. Флоран смущался больше, чем она. 
Говорили они только о мальчике. И так как Флоран выразил опасение, что не сможет больше 
заниматься с Мюшем в своем бюро. Нормандка предложила ему приходить к ней домой по 
вечерам. Затем она заговорила о вознаграждении. Флоран покраснел и заявил, что если она так 
будет говорить, то он откажется от занятий. Тогда она решила отблагодарить его подарками, 
присылать ему отборную рыбу.
     Так был заключен мир. Прекрасная Нормандка даже взяла Флорана под свое 
покровительство. Правда, в конце концов инспектора признали; торговки нашли, что хоть глаза 
у него и злые, зато как человек он лучше, чем г-н Верлак. Одна лишь матушка Меюден 
пожимала плечами; старуха затаила обиду на «долговязого», как презрительно называла она 
Флорана.
     А однажды утром, когда Флоран, улыбаясь, остановился у садков Клер, девушка, выронив 
из рук угря, которого она держала, и залившись густым румянцем, повернулась к нему спиной, 
злая, надутая. Флоран до того был изумлен, что даже заговорил об этом с Нормандкой.
     — Не обращайте внимания, — сказала та, — она сумасшедшая… Никогда ни в чем не 
согласится с другими. Это она, чтоб меня взбесить, сделала.
     Нормандка торжествовала; она стояла, прибоченясь, за прилавком, еще более кокетливая, 
чем всегда, появлялась в необыкновенно сложных прическах. При встрече с Лизой она в свою 
очередь бросила на нее презрительный взгляд, даже расхохоталась ей прямо в лицо. От 
уверенности в том, что она изведет Лизу, отобьет кузена. Нормандку разбирал смех, веселый, 
звонкий, грудной смех, от которого словно волна пробегала по ее полной белой шее. Как раз 
тогда она и вздумала вырядить Мюша в короткую шотландскую курточку и бархатный берет. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.