Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своей трости. Затем, в связи с каким-то выражением Гавара, заговорили о женщинах.
     — Женщина, — без обиняков объявил Шарве, — равноправна во всем с мужчиной, а 
следовательно, не должна быть для него обузой. Брак — это товарищество… Все пополам, так 
ведь, Клеманс?
     — Очевидно, — ответила молодая женщина; она сидела, прижавшись затылком к стене и 
глядя куда-то вдаль.
     Но тут Флоран увидел торговца зеленью Лакайля и грузчика Александра, приятеля Клода 
Лантье. Сначала оба долго сидели за другим столиком, так как не принадлежали к кружку 
Гавара. Затем они пододвинули стулья, чему способствовала политика, и присоединились к 
компании. В глазах Шарве они представляли народ, поэтому он стал их усиленно просвещать; а 
Гавар, в роли свободного от предрассудков лавочника, с ними чокался. Александр был чудесно 
и простодушно весел, как настоящий великан, похожий на большого счастливого ребенка. 
Лакайль, уже седеющий, озлобленный, к вечеру всегда разбитый от беспрерывного хождения 
по улицам Парижа, иной раз неприязненно косился на сияющего буржуазным благодушием 
Робина, на его добротные ботинки и пальто из толстого сукна. Лакайль и Александр заказали 
себе по рюмке, и теперь, поскольку общество было в полном составе, беседа приняла еще более 
бурный и страстный характер.
     В этот же вечер Флоран заметил через приоткрывшуюся дверь перегородки и мадемуазель 
Саже, которая стояла перед стойкой. Она извлекла из-под передника бутылку и следила, как 
Роза наполняла ее смородинной наливкой из большой мензурки, а затем — водкой из мензурки 
поменьше. Потом бутылка снова исчезла под передником; спрятав под ним руки, мадемуазель 
Саже завела беседу, стоя в белых отблесках прилавка против зеркала; отражавшиеся в нем 
штофы и графины с ликером казались повисшей в воздухе нитью венецианских фонарей. По 
вечерам в раскаленном воздухе погребка сияли металл и стекло. В этом резком освещении 
фигура старой девы в черной одежде выделялась причудливым пятном, напоминая какое-то 
насекомое. Флоран, увидев, как она пытается заставить Розу разговориться, подумал, что она, 
может быть, заметила его через приоткрытую дверь. С тех пор как он начал работать на 
Центральном рынке, он то и дело наталкивался на нее в галереях, где она чаще всего стояла с 
г-жой Лекер и Сарьеттой; все три исподтишка разглядывали Флорана, по-видимому, глубоко 
изумленные его новым положением инспектора. Роза явно оказалась несловоохотливой, так как 
мадемуазель Саже, еще с минуту повертевшись возле стойки, сделала шаг по направлению к 
Лебигру, который играл за чугунным столиком в пикет с одним из посетителей. В конце концов 
она потихоньку подобралась к перегородке, где ее и обнаружил Гавар. А Гавар ее терпеть не 
мог.
     — Закройте же дверь, Флоран, — грубо сказал он. — Здесь даже поговорить спокойно 
нельзя.
     В полночь, перед уходом, Лакайль о чем-то вполголоса перемолвился с Лебигром. Пока 
они пожимали друг другу руки, Лебигр незаметно для всех передал Лакайлю четыре 
пятифранковика, шепнув ему на ухо:
     — Вы ведь знаете, завтра надо вернуть двадцать два франка. Лицо, которое дает ссуду, на 
меньший процент не согласно… Не забудьте, кроме того, что с вас причитается за три дня 
пользования повозкой. Уплатить придется все.
     Лебигр пожелал гостям покойной ночи.
     — Сегодня мне будет сладко спаться, — сказал он, позевывая и обнажая крепкие зубы; 
Роза не сводила с него покорного, рабьего взгляда. Грубо толкнув ее, он велел погасить свет в 
отдельном кабинете.
     На тротуаре Гавар споткнулся и чуть не упал. Будучи в ударе, он сострил:
     — Ого! Вот что значит не опираться на свет!
     Все нашли, что это очень остроумно; на том и расстались.
     Флоран пришел в заведение Лебигра снова; он пристрастился к этому застекленному 
кабинету, его манило и молчание Робина, и яростные тирады Логра, и холодная ненависть 
Шарве. Возвращаясь вечером домой, он не сразу ложился в постель. Он любил свой чердак, эту 
девичью светелку, где всюду валялись оставленные Огюстиной женские тряпки, милые и 
глупенькие пустяки. На камине еще лежали шпильки для волос, золоченые бонбоньерки, 
наполненные пуговицами и леденцами, вырезанные картинки, пустые банки из-под помады, 
еще пахнувшие жасмином; в ящике стола — плохонького, некрашеного стола — остались 
нитки, иголки, молитвенник рядом с зачитанным «Толкователем снов»; на гвозде висело 
забытое летнее платье — белое в желтый горошек, а за кувшином для воды, на полке, 
служившей туалетным столом, расплылось большое пятно от опрокинутого флакона с помадой 
для волос. Флорану было бы неприятно спать в алькове женщины; но от всей этой комнаты, от 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.