Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своей трости. Затем, в связи с каким-то выражением Гавара, заговорили о женщинах.
     — Женщина, — без обиняков объявил Шарве, — равноправна во всем с мужчиной, а 
следовательно, не должна быть для него обузой. Брак — это товарищество… Все пополам, так 
ведь, Клеманс?
     — Очевидно, — ответила молодая женщина; она сидела, прижавшись затылком к стене и 
глядя куда-то вдаль.
     Но тут Флоран увидел торговца зеленью Лакайля и грузчика Александра, приятеля Клода 
Лантье. Сначала оба долго сидели за другим столиком, так как не принадлежали к кружку 
Гавара. Затем они пододвинули стулья, чему способствовала политика, и присоединились к 
компании. В глазах Шарве они представляли народ, поэтому он стал их усиленно просвещать; а 
Гавар, в роли свободного от предрассудков лавочника, с ними чокался. Александр был чудесно 
и простодушно весел, как настоящий великан, похожий на большого счастливого ребенка. 
Лакайль, уже седеющий, озлобленный, к вечеру всегда разбитый от беспрерывного хождения 
по улицам Парижа, иной раз неприязненно косился на сияющего буржуазным благодушием 
Робина, на его добротные ботинки и пальто из толстого сукна. Лакайль и Александр заказали 
себе по рюмке, и теперь, поскольку общество было в полном составе, беседа приняла еще более 
бурный и страстный характер.
     В этот же вечер Флоран заметил через приоткрывшуюся дверь перегородки и мадемуазель 
Саже, которая стояла перед стойкой. Она извлекла из-под передника бутылку и следила, как 
Роза наполняла ее смородинной наливкой из большой мензурки, а затем — водкой из мензурки 
поменьше. Потом бутылка снова исчезла под передником; спрятав под ним руки, мадемуазель 
Саже завела беседу, стоя в белых отблесках прилавка против зеркала; отражавшиеся в нем 
штофы и графины с ликером казались повисшей в воздухе нитью венецианских фонарей. По 
вечерам в раскаленном воздухе погребка сияли металл и стекло. В этом резком освещении 
фигура старой девы в черной одежде выделялась причудливым пятном, напоминая какое-то 
насекомое. Флоран, увидев, как она пытается заставить Розу разговориться, подумал, что она, 
может быть, заметила его через приоткрытую дверь. С тех пор как он начал работать на 
Центральном рынке, он то и дело наталкивался на нее в галереях, где она чаще всего стояла с 
г-жой Лекер и Сарьеттой; все три исподтишка разглядывали Флорана, по-видимому, глубоко 
изумленные его новым положением инспектора. Роза явно оказалась несловоохотливой, так как 
мадемуазель Саже, еще с минуту повертевшись возле стойки, сделала шаг по направлению к 
Лебигру, который играл за чугунным столиком в пикет с одним из посетителей. В конце концов 
она потихоньку подобралась к перегородке, где ее и обнаружил Гавар. А Гавар ее терпеть не 
мог.
     — Закройте же дверь, Флоран, — грубо сказал он. — Здесь даже поговорить спокойно 
нельзя.
     В полночь, перед уходом, Лакайль о чем-то вполголоса перемолвился с Лебигром. Пока 
они пожимали друг другу руки, Лебигр незаметно для всех передал Лакайлю четыре 
пятифранковика, шепнув ему на ухо:
     — Вы ведь знаете, завтра надо вернуть двадцать два франка. Лицо, которое дает ссуду, на 
меньший процент не согласно… Не забудьте, кроме того, что с вас причитается за три дня 
пользования повозкой. Уплатить придется все.
     Лебигр пожелал гостям покойной ночи.
     — Сегодня мне будет сладко спаться, — сказал он, позевывая и обнажая крепкие зубы; 
Роза не сводила с него покорного, рабьего взгляда. Грубо толкнув ее, он велел погасить свет в 
отдельном кабинете.
     На тротуаре Гавар споткнулся и чуть не упал. Будучи в ударе, он сострил:
     — Ого! Вот что значит не опираться на свет!
     Все нашли, что это очень остроумно; на том и расстались.
     Флоран пришел в заведение Лебигра снова; он пристрастился к этому застекленному 
кабинету, его манило и молчание Робина, и яростные тирады Логра, и холодная ненависть 
Шарве. Возвращаясь вечером домой, он не сразу ложился в постель. Он любил свой чердак, эту 
девичью светелку, где всюду валялись оставленные Огюстиной женские тряпки, милые и 
глупенькие пустяки. На камине еще лежали шпильки для волос, золоченые бонбоньерки, 
наполненные пуговицами и леденцами, вырезанные картинки, пустые банки из-под помады, 
еще пахнувшие жасмином; в ящике стола — плохонького, некрашеного стола — остались 
нитки, иголки, молитвенник рядом с зачитанным «Толкователем снов»; на гвозде висело 
забытое летнее платье — белое в желтый горошек, а за кувшином для воды, на полке, 
служившей туалетным столом, расплылось большое пятно от опрокинутого флакона с помадой 
для волос. Флорану было бы неприятно спать в алькове женщины; но от всей этой комнаты, от 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.