Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В первый день Гавар сообщил Флорану некоторые сведения о Лебигре. По его словам, это 
славный малый, он даже иногда заходит выпить с ними чашечку кофе. При нем не стеснялись, 
потому что однажды он сказал, будто дрался на баррикадах в сорок восьмом году. Он говорил 
мало, казался простоватым. Прежде чем войти в отдельный кабинет, каждый из членов кружка 
молча пожимал руку Лебигру над стаканами и бутылками. Чаще всего рядом с Лебигром, на 
красной кожаной банкетке, сидела маленькая белокурая женщина, нанятая им для 
обслуживания за стойкой, кроме гарсона в белом переднике, обслуживавшего столики и 
бильярдную. Женщина звалась Розой, была очень смирная, очень послушная. Как-то Гавар, 
прищуря глаз, сказал Флорану, что ее покорность патрону не имеет границ. Впрочем, члены 
кружка охотно пользовались услугами Розы, и она входила к ним и выходила со скромным и 
довольным видом во время самых бурных политических споров.
     В тот день, когда продавец живности представил Флорана своим друзьям, они сначала 
увидели в застекленном кабинете только одного человека — господина лет пятидесяти, 
задумчивого и кроткого, в шляпе не первой свежести и темно-коричневом пальто. Он сидел 
перед полной кружкой, опершись подбородком на набалдашник слоновой кости своей 
массивной палки, отчего его рот совсем исчез в густой бороде, а лицо казалось немой, безгубой 
маской.
     — Как живем, Робин? — спросил Гавар.
     Робин молча протянул руку, здороваясь с Гаваром, и не ответил ни звуком, только в чуть 
потеплевших глазах промелькнула тень приветственной улыбки; затем он снова оперся 
подбородком на набалдашник трости и посмотрел на Флорана поверх своей кружки с пивом. 
Флоран обязал Гавара хранить в тайне его историю, во избежание опасной болтовни, поэтому 
его ничуть не задело некоторое недоверие, проявившееся в осторожном поведении господина с 
окладистой бородой. Однако Флоран ошибался. Робин никогда не отличался разговорчивостью. 
Он всегда приходил первым, ровно в восемь, усаживался всегда в один и тот же угол, не 
выпуская из руки трость, не снимая ни шляпы, ни пальто; никто еще не видел Робина без 
шляпы. Он сидел так до полуночи, внимая другим, умудряясь за четыре часа осушить только 
одну кружку пива и попеременно переводя пристальный взгляд на каждого из говоривших, 
словно слушал глазами. Когда Флоран позднее расспросил Гавара о Робине, тот дал ему 
чрезвычайно высокую оценку; по словам Гавара, это весьма значительная личность; хотя Гавар 
не мог вразумительно объяснить, откуда почерпнул свои сведения, он характеризовал Робина 
как одного из самых опасных для правительства деятелей оппозиции. Робин жил на улице 
Сен-Дени, и в его квартире никто не бывал. Однако торговец живностью рассказывал, что один 
раз навестил Робина: натертый паркет в его комнатах покрыт зелеными полотняными 
дорожками, мебель — в чехлах, на стене — алебастровые часы с колонками. Г-жа Робин, — 
именно ее, как полагал Гавар, он видел со спины, в дверях, — пожилая, должно быть весьма 
почтенная дама, и носит букли; правда, этого Гавар не мог утверждать с полной уверенностью. 
Неизвестно, почему чете Робин взбрело в голову поселиться в шумном торговом квартале: муж 
решительно ничем не занимался, проводил свои дни неведомо где, жил неведомо на какие 
средства и каждый вечер появлялся здесь с видом усталого и довольного путешественника, 
восходившего на вершины высокой политики.
     — Ну-с, читали вы эту тронную речь? — спросил Гавар, беря со стола газету.
     Робин пожал плечами. Но дверь в застекленной перегородке с шумом распахнулась, и 
вошел горбатый человек. Флоран узнал в нем горбуна-аукциониста, сейчас руки у него были 
чисто вымыты, одежда опрятная; шею он кутал длинным красным кашне, конец которого 
ниспадал на горб, точно край венецианского плаща.
     — Ага, вот и Логр, — продолжал торговец живностью. — Сейчас Логр нам скажет, что он 
думает о тронной речи.
     Но Логр был не в духе. Он чуть не сорвал вешалку, вешая на нее кашне и шляпу. Горбун 
плюхнулся на стул, ударил кулаком об стол и отшвырнул газету.
     — Как же, стану я читать их поганое вранье! — сказал он.
     И тут же дал волю своему раздражению:
     — Слыханное ли дело, чтобы хозяева так измывались над подчиненными! Я по два часа 
жду своего жалованья. Нас было десять человек в конторе. Так нет же, погодите, голубчики, 
постойте, пока ноги не заболят! Наконец господин Манури прибыл в карете — от какой-нибудь 
потаскухи, конечно. Ведь все эти комиссионеры одно ворье, только и знают, что кутить. А 
вдобавок выдал жалованье одной мелочью, свинья этакая.
     Робин опустил веки в знак сочувствия. Между тем горбун нашел себе жертву.
     — Роза! Роза! — позвал он, высунувшись за дверь. И когда молодая женщина, вся дрожа, 
остановилась перед ним, он закричал: — Долго вы будете на меня глаза пялить? Видели ведь, 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.