Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     С минуту еще Флоран молчал. Он сидел потупившись. Затем, медленно подняв голову, 
остановил взгляд на двух занятых шитьем женщинах, перевел его на Кеню и Огюста, которые 
готовили котел для кровяной колбасы. Ровно горел газ, от плиты веяло нежащим теплом, весь 
жир, скопившийся в кухне, сиял, словно разделяя царившую вокруг радость здорового, легкого 
пищеварения. Тогда Флоран посадил крошку Полину к себе на колено и, улыбнувшись 
печальной улыбкой, начал, обращаясь к ребенку:
     — Жил на свете бедняк. И послали его далеко-далеко за море… А на пароходе, на 
котором его увезли, было еще четыреста каторжников — вместе с ними его туда и бросили. И 
пришлось ему целых пять недель жить среди разбойников, носить, как они, одежду из 
мешковины, хлебать с ними из одного котелка. Его ели жирные вши, он обливался семью 
потами, так что совсем обессилел. А от судовой кухни, от пекарни, от машины, которая двигает 
пароход, кубрик так накалялся, что десять каторжников умерли от жары. Днем их выводили на 
палубу, по пятьдесят человек зараз, чтобы дать им подышать морским воздухом; да только их 
боялись, поэтому на узкой площадке, где они гуляли, стояли две пушки с наведенными на них 
жерлами. Бедняк мой был очень доволен, когда приходила его очередь погулять. Тут он не так 
обливался потом. Он уж и есть совсем не мог, был очень-очень болен. Ночью, когда его опять 
заковывали в кандалы и поднималась буря, качка швыряла его то на одного, то на другого 
соседа; тогда его одолевало малодушие, и он плакал, радуясь, что никто не видит, как он 
плачет…
     Полина слушала с широко раскрытыми глазами, сложив ручонки, как на молитве.
     — Но это не сказка о том господине, которого съели звери… — перебила она. — Знаешь 
что, это другая сказка, правда, кузен?
     — Погоди, ты потом увидишь, — ласково отвечал Флоран. — Сказка о том господине еще 
впереди… Я тебе рассказываю всю сказку по порядку.
     — Ага, тогда хорошо, — прошептала, просияв, девочка.
     И все-таки ее взяло раздумье; по-видимому, ее занимал какой-то очень трудный вопрос, 
который она не могла разрешить. Наконец она отважилась спросить:
     — Что ж он такое сделал, тот бедняк, что его прогнали и засадили внутрь парохода?
     Лиза и Огюстина улыбнулись. Они были восхищены умом ребенка. И Лиза, не давая 
прямого ответа на ее вопрос, воспользовалась случаем сказать ей в назидание, что 
непослушных детей тоже сажают внутрь парохода; это произвело на девочку сильнейшее 
впечатление.
     — Ну, если уж тот бедняк плакал по ночам, значит, поделом ему, — резонно заметила она.
     Лиза, снова взявшись за иглу, склонилась над шитьем. Кеню ничего не слышал. Он успел 
уже нарезать в котелок лук кружками, которые звонко и пронзительно застрекотали на огне, 
точно млеющие от жары цикады. Пахло очень вкусно. Котелок, когда Кеню погружал в него 
свою большую деревянную ложку, запевал еще громче, наполняя кухню крепким запахом 
жареного лука. Огюст выкладывал на блюдо куски сала, приготовленного для вытапливания. А 
сечка в руке Леона так и ходила, скребя порой по столу, чтобы собрать рассыпающийся 
сосисочный фарш, который начинал превращаться в кашу.
     — Когда они туда прибыли, — продолжал Флоран, — бедняка высадили на остров, 
прозванный Чертовым островом. Там он стал жить с другими товарищами, которых тоже 
изгнали из родной страны. Все это были очень несчастные люди. Сначала их послали на 
каторжные работы. Трижды в день пересчитывал их приставленный к ним жандарм, чтобы 
проверить, все ли налицо. Позднее им позволили делать, что они хотят, только на ночь 
запирали в большом деревянном бараке, где они спали в гамаках, висевших между двумя 
балками. Через год они остались совсем босыми и так обносились, что сквозь дыры в одежде 
виднелось тело. Они построили себе хижины из стволов деревьев, чтобы спастись от палящего 
солнца, — оно все кругом сжигает в этой стране; но хижины не спасали от москитов; москиты 
кусали их ночью, и кожа у людей покрывалась нарывами и болячками. Многие от того и 
умерли; а другие стали совсем желтые, такие иссохшие, такие заброшенные, обросшие длинной 
бородой, что нельзя было без жалости на них смотреть…
     — Огюст, давайте сало! — крикнул Кеню.
     И, взяв блюдо, он стал осторожно сбрасывать в котел ломтики сала, помешивая их 
кончиком ложки. Сало таяло. С плиты повалил густой пар.
     — А что им давали там есть? — спросила глубоко заинтересованная Полина.
     — Рис, кишевший червями, и тухлое мясо, — глухо ответил Флоран. — Прежде чем есть 
рис, приходилось выбирать из него червей. Мясо, если его зажарить и хорошенько протушить, 
еще кое-как можно было съесть; но вареное мясо так воняло, что от него подчас душу воротило.
     — А по мне, так лучше уж хлеб без ничего, — сказала после некоторого раздумья 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.