Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

отполировало края стола для разделки мяса, который сверкал, как лакированный дуб. И, 
конечно, в этой комнате, где непрерывно, капля по капле, оседали испарения от трех котлов, в 
которых вытапливался свиной жир, не было ни одного гвоздя — от пола до потолка, — из 
которого не сочилось бы сало.
     Кеню-Градели все производили у себя дома. Из чужих изделий у них были только 
паштеты известных фирм, мелко рубленная свинина, консервы в стеклянных банках, сардины, 
сыры, съедобные улитки. Поэтому с сентября нужно было пополнять опустевший за лето 
погреб. Вечерами работали допоздна, даже после закрытия колбасной. Кеню с помощью 
Огюста и Леона начинял колбасы, заготовлял впрок окорока, грудинку, постную ветчину, 
простое сало и шпик, вытапливал лярд. Оглушительно звенели кастрюли, стучали сечки, во 
всем доме носились кухонные запахи. При всем этом нельзя было упускать из виду и колбасные 
изделия на день, свежий товар: паштеты печеночные и из зайчатины, галантин и колбасу — 
простую и кровяную.
     В тот вечер, около одиннадцати часов, Кеню, который уже начал топить сало в двух 
котлах, должен был заняться кровяной колбасой. Ему помогал Огюст. Лиза и Огюстина чинили 
белье на уголке квадратного стола; напротив них лицом к плите сидел Флоран и улыбался 
крошке Полине, которая стала на его ноги и просила «подбросить ее высоко-высоко». За их 
спиной Леон рубил фарш для сосисок на дубовой колоде — медленно и равномерно.
     Сначала Огюст пошел во двор за двумя жбанами, наполненными свиной кровью. Он сам 
колол свиней на скотобойне. Кровь их и внутренности он уносил с собой, а после обеда рабочие 
шпарни доставляли в колбасную разделанные туши в своей повозке. Кеню утверждал, что ни 
один подручный колбасника в Париже не заколет так искусно свинью. А дело было в том, что 
Огюст чудесно разбирался в качестве крови; кровяная колбаса всегда была хороша, когда 
Огюст говорил: «Кровяная колбаса будет хорошая».
     — Ну как, хорошая получилась у нас колбаса? — спросила Лиза.
     Огюст поставил принесенные им жбаны и раздумчиво ответил:
     — Полагаю, госпожа Кеню, полагаю, что да… Сначала я сужу по тому, как течет кровь. 
Когда я выдергиваю нож и кровь течет слишком медленно, это нехороший признак, — значит, 
кровь бедная…
     — Но это зависит и от того, насколько глубоко вошел нож, — перебил Кеню.
     На мертвенно-бледном лице Огюста показалась улыбка.
     — Нет, нет, — возразил он, — я всегда вонзаю нож на четыре пальца: это положенная 
мерка… Но, видите ли, самый лучший признак, когда кровь хорошо течет и я могу ее тут же 
сбивать рукой в ведре. Нужно, чтобы она была достаточно теплая, жирная, но не слишком 
густая.
     Огюстина отложила иголку. Вскинув глаза, она смотрела на Огюста. Ее красное лицо, 
обрамленное жесткими каштановыми волосами, выражало глубокое внимание. Впрочем, Лиза и 
даже крошка Полина тоже слушали с большим интересом.
     — Я, значит, ее все сбиваю, сбиваю, сбиваю, так? — продолжал Огюст, вращая кистью в 
воздухе, словно взбивал сливки. — Ну-с, а когда я вынимаю из ведра руку и смотрю на нее, 
нужно, чтобы она была как будто вся масленая от крови, да так, чтобы эта красная перчатка 
была всюду совершенно одинакового красного цвета… Тогда можно без ошибки сказать: 
«Кровяная колбаса получится хорошая».
     Несколько секунд Огюст стоял в томной, самодовольной позе, с застывшей в воздухе 
рукой; рука эта, выглядывавшая из-под белого нарукавника, была густо-розовая с яркими 
ногтями — она всю свою жизнь копошилась в ведрах с кровью. Кеню одобрительно кивнул 
головой. Наступило молчание. Леон продолжал рубить сечкой мясо. Полина задумалась, потом 
опять стала ножками на ноги кузена и крикнула своим звонким голоском:
     — Знаешь что, кузен, расскажи мне сказку о том господине, которого съели звери!
     Очевидно, слова о свиной крови напомнили девочке о «господине, съеденном зверями». 
Флоран не понимал; спрашивал, какой такой господин. Лиза рассмеялась.
     — Она просит рассказать о том несчастном, — да вы знаете, — вы как-то вечером 
рассказывали эту историю Гавару. Она, верно, ее слышала.
     Лицо Флорана омрачилось. Девочка пошла за толстым желтым котом и посадила его 
кузену на колени, заявив, что Мутон тоже хочет слушать сказку. Но Мутон вспрыгнул на стол. 
Там он уселся, выгнув спину и пристально разглядывая тощего верзилу, который вот уже две 
недели был, по-видимому, предметом его глубоких размышлений. Однако Полина гневалась, 
топала ногами, требовала сказку. И так как сейчас она действительно была несносна, Лиза 
сказала Флорану:
     — Да расскажите вы ей то, что она просит; нам спокойней будет.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.