Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Не дожидаясь ответа, мадемуазель Саже приподняла крышку духового шкафа. С этой 
стороны обычно лежали колбасы из свиной печенки, сосиски и кровяная колбаса. Но духовка 
остыла, на решетке валялась лишь забытая тощая сосиска.
     — Посмотрите с другой стороны, мадемуазель Саже, — предложила колбасница. — 
Кажется, там осталась одна котлета.
     — Нет, это мне что-то не улыбается, — пробормотала старушка, но все-таки сунула нос и 
под вторую крышку. — Мне вроде как захотелось котлетку в сухарях, но к ночи это, пожалуй, 
слишком тяжело для желудка… Лучше бы что-нибудь такое, что не надо самой разогревать.
     Она повернулась к Флорану, посмотрела на него, посмотрела на Гавара, который 
барабанил пальцами по мраморному столику, и улыбнулась, словно приглашая продолжить 
беседу.
     — Почему бы вам не купить кусочек свежепросольной свинины? — спросила Лиза.
     — Да, разве что кусочек свежепросольной…
     Мадемуазель Саже взяла вилку с белой металлической ручкой, лежавшую на краю блюда, 
и стала рыться в мясе, тыкая в каждый ломтик свинины. Она постукивала вилкой, проверяя, 
велика ли косточка, переворачивая ломтики и так и этак, изучала какие-то отделившиеся 
волоконца розового мяса, повторяя:
     — Нет, нет, это мне что-то не улыбается.
     — Возьмите тогда кусочек языка, или свиной головы, или ломтик шпигованной 
телятины, — спокойно сказала колбасница.
     Но мадемуазель Саже только мотала головой. С минуту она еще постояла, брезгливо 
морщась; затем, увидев, что окружающие твердо намерены молчать в ее присутствии и она так 
ничего и не узнает, мадемуазель Саже удалилась, говоря:
     — Нет, мне, видите ли, хотелось котлетку в сухарях, но эта у вас очень уж жирная… 
Загляну в другой раз.
     Лиза нагнулась, следя за ней сквозь бахрому бараньих сальников на витрине. Она увидела, 
что мадемуазель Саже перешла дорогу и направилась к павильону фруктов.
     — Старая хрычовка! — проворчал Гавар.
     Теперь они остались одни, и он рассказал, какое место нашел для Флорана; тут 
получилась целая история. Один из его друзей, инспектор павильона морской рыбы Верлак, 
захворал настолько серьезно, что вынужден уйти в отпуск по болезни. Как раз в это утро 
бедняга говорил Гавару, что охотно сам предложил бы себе заместителя, чтобы сохранить свое 
место, если выздоровеет.
     — Понимаете, — добавил Гавар, — Верлак вряд ли протянет и шесть месяцев. Место 
останется за Флораном. А должность выгодная… Да мы еще и полицию надуем! Ведь 
назначение на это место зависит от префектуры. А? Каково? Разве не уморительно, что Флоран 
будет получать деньги от этих шпиков?
     Гавар хохотал от удовольствия, ему все это казалось очень смешным.
     — Я отказываюсь, — твердо сказал Флоран. — Я поклялся ничего не принимать от 
Империи. Скорей околею с голоду, чем поступлю в префектуру. Это невозможно, Гавар, 
поняли?
     Гавар понял и несколько смутился. Кеню опустил голову. Но Лиза, обернувшись к 
Флорану, пристально глядела на него; жилы на ее шее вздулись, грудь бурно дышала, распирая 
лиф. Однако едва она открыла рот, как в лавку вошла Сарьетта. Снова наступило молчание.
     — А я-то хороша! — воскликнула Сарьетта, заливаясь своим нежным смехом. — Чуть 
было не забыла купить сала… Госпожа Кеню, нарежьте мне с дюжину ломтиков, только совсем 
тоненьких, хорошо? Это для жаворонков… Жюлю, видите ли, захотелось покушать 
жаворонков… Ах, это вы, дядюшка! Как здоровье?
     Сарьетта заняла всю лавку своими необъятными юбками. Она рассыпала улыбки, свежая, 
словно только что умылась молоком, с выбившейся сбоку прядкой, которую распушил ветер на 
рынке. Гавар взял ее руки в свои, а она со свойственной ей наглостью сказала:
     — Держу пари, что вы говорили обо мне, когда я вошла. Так что же вы говорили, 
дядюшка?
     Ее подозвала Лиза.
     — Ну как, достаточно тонко?
     Лиза осторожно нарезала ломтики сала на краю доски. Затем, завертывая их, спросила:
     — Больше ничего не возьмете?
     — По правде сказать, раз уж пришлось побеспокоиться, возьму, — ответила Сарьетта. — 
Дайте-ка мне фунт лярда… Ужасно люблю жареную картошку и на завтрак непременно съедаю 
на два су жареной картошки и пучок редиски… Да, да, фунт лярда, госпожа Кеню.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.