Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

кровь. Ей удалось сорвать дверь с петель. Когда она поняла, что опоздала, что Флорана увезли, 
она бросилась было за фиакром, но через секунду остановилась в бессильном бешенстве и 
погрозила кулаком убегавшим от нее колесам. Затем, еще вся пылающая под тонким слоем 
припудрившей ее штукатурки, Клер бегом вернулась домой на улицу Пируэт.
     — Уж не обещал ли он на ней жениться? — смеясь, воскликнула Сарьетта. — Она, видно, 
рехнулась; ну и дура же!
     Квартал успокоился. Но до самого закрытия рынка люди стояли кучками, обсуждая 
утренние события. Торговки с любопытством посматривали на колбасную. Лиза не 
показывалась, оставив за прилавком Огюстину. Во второй половине дня она сочла нужным 
рассказать обо всем Кеню, опасаясь, чтобы какая-нибудь болтливая посетительница не нанесла 
ему неожиданный и слишком тяжкий удар. Лиза улучила минуту, когда они с мужем остались 
вдвоем на кухне, зная, что Кеню чувствует себя здесь уютно и будет не так плакать. Правда, она 
приступила к делу с материнской бережностью. Но едва Кеню узнал, что произошло, он 
повалился на доску для разделки мяса и заревел, как корова.
     — Ну же, бедный мой толстячок, перестань, тебе нельзя так расстраиваться, ты 
заболеешь, — уговаривала, обнимая его, Лиза.
     Слезы из глаз Кеню катились на белый женин передник, беспомощная туша болезненно 
вздрагивала. Он совсем обмяк и, казалось, изошел слезами. Наконец, обретя дар речи, он 
залепетал:
     — Нет, ты не знаешь, до чего он был добр, когда мы жили с ним на улице Руайе-Коллар. 
Он ведь сам убирал комнату, варил обед… Он любил меня, как сына, понимаешь; он приходил, 
забрызганный грязью, такой усталый, что не в силах был даже пошевелиться; а я, я ел досыта, 
жил в тепле, сидел дома… И вот теперь его расстреляют.
     Лиза стала уверять, что Флорана не расстреляют. Но Кеню качал головой, продолжая 
говорить:
     — Пусть даже так. Я недостаточно его любил. Сейчас, в эту минуту, я могу признаться. Я 
злился на него, колебался, отдать ли брату его долю наследства.
     — Да полно! Я же ему раз десять предлагала ее взять, — воскликнула Лиза. — Нам не в 
чем себя упрекнуть.
     — Ты-то добрая, я знаю, ты отдала бы ему все. А вот мне было бы трудновато, что 
поделаешь! Я всю жизнь буду этим мучиться. Я всегда буду думать, что если бы я с ним 
поделился, он не попал бы в беду во второй раз… Это моя вина, это я его предал.
     Лиза стала еще нежней, говорила Кеню, что нельзя так горевать, и даже пожалела 
Флорана. Правда, он совершил большой проступок. Будь у него больше денег, он, вероятно, 
натворил бы еще больше глупостей. Мало-помалу Лиза внушила мужу, что дело иначе и не 
могло кончиться и что теперь все почувствуют себя лучше. Кеню еще плакал, утирая щеки 
передником, сдерживая рыдания, чтобы расслышать, что говорит жена, и снова обливался 
слезами. Машинально он сунул пальцы в груду фарша на столе для разделки мяса; он то 
ковырял фарш, то грубо его мял.
     Лиза продолжала:
     — Помнишь, как плохо ты себя чувствовал? А ведь все потому, что мы были выбиты из 
колеи. Я очень тревожилась, хоть ничего тебе и не говорила. Я видела, что ты сдаешь.
     — Правда? — прошептал Кеню, на секунду перестав плакать.
     — И дела наши тоже шли плохо в этом году. Словно рок какой-то… Да ну, не плачь же, 
увидишь, все еще наладится. Но нужно, чтобы ты берег себя ради меня и дочери. У тебя есть 
долг и по отношению к нам.
     Кеню уже не так яростно мял фарш для сосисок. Он все еще был взволнован, но теперь 
уже от умиления, и оно отразилось слабой улыбкой на его искаженном горем лице. Лиза 
почувствовала, что убедила мужа. Она тотчас же кликнула Полину, которая играла в лавке, и, 
посадив ее мужу на колени, сказала:
     — Правда, Полина, отец должен быть умником? Попроси же его хорошенько, пускай не 
огорчает нас.
     И девочка попросила отца быть умником. Она обняла ручонками родителей, и они 
посмотрели друг на друга — огромные, тучные, но уже оправляющиеся после болезни 
минувшего года, которая едва только прошла; на их широких круглых лицах сияла улыбка, а 
колбасница повторяла:
     — В конце концов, толстячок, лишь бы с нами тремя все было в порядке.
     Спустя два месяца Флоран снова был приговорен к ссылке. Процесс наделал много шуму. 
Газеты освещали его самым подробным образом, печатали портреты обвиняемых, рисунки, 
изображавшие знамена, знаки различия командиров секций и план местности, где собирались 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.