Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

заявляя, что все прошло как нельзя лучше.
     Но мадемуазель Саже удержала г-жу Лекер и Сарьетту. Завязка драмы только начиналась. 
Все три впились в дом напротив глазами, горевшими острым любопытством, которое жаждало 
проникнуть сквозь каменную стену. Они опять заговорили о прекрасной Нормандке, чтобы 
утишить свое нетерпение.
     — Вот она и осталась без мужика, — сказала г-жа Лекер.
     — У нее есть Лебигр, — заметила Сарьетта и засмеялась.
     — О, теперь у Лебигра пропадет охота.
     Мадемуазель Саже, пожав плечами, зашептала:
     — Вы его не знаете. Ему на все наплевать. Этот человек умеет устраивать свои дела, а 
Нормандка ведь богатая. Через два месяца они заживут своим домком, увидите. Матушка 
Меюден давно уже хлопочет об этом браке.
     — Как бы там ни было, — заметила торговка маслом, — а ведь комиссар застал ее в 
постели с Флораном.
     — Нет, не так, этого я не говорила… Долговязый ушел оттуда перед приходом полиции. Я 
была там, когда осматривали постель. Комиссар пощупал простыни. На них остались два еще 
совсем тепленьких местечка.
     Старуха перевела дух и с негодованием добавила:
     — Ах, знали бы вы, до чего у меня болела душа, когда я услышала, каким пакостям учил 
этот прощелыга маленького Мюша! Нет, вы не поверите… Там оказалась большая связка 
бумаг.
     — Каким же пакостям он его учил? — спросила живо заинтересованная Сарьетта.
     — Ну, как вам объяснить? Всяким скверным словам, всякой мерзости. Комиссар сказал, 
что и этого достаточно, чтобы его повесить… Флоран просто чудовище. Портить ребенка! Да 
разве так можно! Конечно, Мюш не ахти какое сокровище, но это не причина для того, чтобы 
этакую малявку подводить под тюрьму вместе с красными, верно?
     — Истинная правда, — отвечали обе слушательницы.
     — Наконец-то собрались разделаться со всей этой нечистью. Помните, я вам говорила: 
«Кеню что-то мухлюют, это скверно пахнет». Видите, у меня нюх тонкий… Слава богу, скоро 
наш квартал вздохнет свободно. А для этого надо было здесь как следует пройтись метлой; ведь 
люди стали бояться, что их среди бела дня зарежут, честное слово! Просто житья не было. 
Всюду сплетни, споры, чуть не поножовщина. А все из-за одного человека, из-за Флорана. Ну 
вот и помирились красавица Лиза с прекрасной Нормандкой; это очень хорошо с их стороны, 
они обязаны были так поступить для общего спокойствия. Теперь все наладится, увидите… Но 
что это! Бедняга Кеню смеется!
     Кеню и в самом деле опять стоял на тротуаре, неимоверно тучный в своем белом фартуке, 
и заигрывал с молоденькой служанкой г-жи Табуро. В то утро Кеню был очень весел. Он жал 
руки девушке и, как истинный колбасник в добром расположении духа, так выворачивал ей 
запястья, что она кричала от боли. Лиза всячески старалась удалить его на кухню. Сейчас она в 
нетерпении ходила взад и вперед по лавке, боясь, что вот-вот придет Флоран, и звала мужа, 
чтобы предотвратить встречу братьев.
     — Она очень волнуется, — сказала мадемуазель Саже. — Бедняга Кеню ничего не 
подозревает. Смеется, как дурачок!.. Знаете, госпожа Табуро сказала, что порвет с Кеню, если 
они будут и дальше срамиться, оставят Флорана у себя.
     — Пока что они оставили себе наследство, — заметила г-жа Лекер.
     — О нет, милочка… Братец получил свою долю.
     — Право? Откуда вы знаете?
     — Помилуйте, да это же видно, — после некоторого колебания ответила старуха, не 
приведя никаких доказательств. — Он взял даже больше, чем ему полагалось. Нагрел 
Кеню-Граделей на несколько тысяч франков… Вот уж про него можно сказать: где порок, там и 
деньги не впрок. Ах да! Вы, может, не знаете: у него была еще одна женщина.
     — Это меня не удивляет, — перебила ее Сарьетта. — Худые мужики самые бешеные.
     — Да, и притом эта женщина уже немолода. Но вы знаете, если мужчине захочется, он и с 
земли подберет… Вы ее хорошо знаете: это госпожа Верлак, жена прежнего инспектора, лицо у 
нее желтое-прежелтое…
     Но обе ее собеседницы запротестовали: быть этого не может! На г-жу Верлак смотреть 
противно! Тогда мадемуазель Саже вышла из себя:
     — Уверяю вас! Вы что ж, думаете, я лгу! Ведь есть доказательства, найдены письма этой 
женщины, целая пачка писем, в которых она просит у него денег: по десять, по двадцать 
франков сразу. Словом, это ясно… Такая парочка вполне могла уморить мужа.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.