Случайный афоризм
Нашёл в книге мысль, которая перевернёт всю его жизнь. И стал читать всё подряд, чтобы не упустить ни одной мысли, способной перевернуть жизнь. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

времен. На углу улицы Рамбюто щеголеватые приказчики в жилетках, узких панталонах и 
широких белоснежных нарукавниках, стоя в пустых витринах большого магазина новинок, 
выставляли товар. Немного подальше фирма Гийу, мрачная, как казарма, скромно выставила за 
своими зеркальными стеклами золотистые пачки бисквитного печенья и вазы с пирожными. 
Открылись все лавки. Рабочие в белых блузах, с инструментом под мышкой, ускоряя шаг, 
переходили шоссе.
     Клод по-прежнему стоял на скамье. Он вытягивал шею, стараясь увидеть все, что делается 
в глубине улиц. Вдруг он заметил в толпе, над которой он возвышался, белокурую лохматую 
голову и рядом с ней черную, кудрявую и растрепанную головку.
     — Эй, Майоран! Эй, Кадина! — закричал он.
     Голос его заглушала шумная толпа, он спрыгнул на землю и бросился за ними. Тут он 
сообразил, что забыл о Флоране, и, стремглав кинувшись обратно, торопливо сказал:
     — Живу я в конце тупика Бурдоне, запомните… Моя фамилия написана мелом на двери: 
Клод Лантье… Заходите посмотреть офорт улицы Пируэт.
     Он исчез. Имя Флорана было ему неизвестно, он покинул нового знакомца на тротуаре так 
же, как и встретил, успев лишь изложить ему свои взгляды на искусство.
     Флоран остался один. Сначала он обрадовался одиночеству. После того как г-жа Франсуа 
подобрала его на улице Нейи, он был словно в забытьи, которое перемежалось такими муками, 
что Флоран утратил ясное представление о действительности. Но вот наконец он свободен; ему 
захотелось встряхнуться, сбросить с себя нестерпимый морок гигантской жратвы, который 
преследует его по пятам. А голова была по-прежнему пуста, и он сознавал только, что опять 
чувствует смутный страх. Светало, теперь его могли заметить; Флоран оглядел свои жалкие 
брюки и сюртук. Он застегнулся на все пуговицы, очистил от пыли брюки, попробовал кое-как 
придать себе приличный вид — ему казалось, что черные лохмотья кричат о том, откуда он 
явился. Он сидел на середине скамьи, рядом с бедняками, бродягами, приютившимися здесь в 
ожидании солнца. Ночи на рынке — отрада для бездомных. Двое полицейских, еще в ночной 
форме, в накидках с капюшонами и в кепи, прогуливались бок о бок вдоль тротуара, заложив 
руки за спину; всякий раз, проходя мимо скамейки, они косились на учуянную ими дичь. 
Флоран вообразил, что его опознали, что полицейские совещаются, не арестовать ли его? Его 
обуял ужас, неистово захотелось встать, бежать. Но он не отважился, не знал, как ему уйти. Это 
была пытка — сидеть под ежеминутными взглядами полицейских, терпеть этот неторопливый и 
холодный осмотр! Наконец Флоран встал; еле сдерживаясь, чтобы не пуститься наутек так 
быстро, как только позволяют его длинные ноги, он медленно ретировался, втянув голову в 
плечи, со страхом ожидая, что грубые руки полицейских вот-вот схватят его за шиворот.
     Им владела только одна мысль, лишь одно стремление — убраться подальше от рынка. Он 
выждет, продолжит свои поиски позднее, когда будет не так людно. Три улицы, сходившиеся 
на перекрестке, — Монмартр, Монторгей и Тюрбиго, — вызывали в нем тревогу: они были 
забиты экипажами всех видов; тротуар кругом покрывали овощи. Тогда Флоран пошел прямо 
вперед, до улицы Пьер-Леско; но рынок, где торговали кресс-салатом и картофелем, показался 
ему и вовсе непроходимым. Он предпочел пойти по улице Рамбюто. Однако на 
Севастопольском бульваре образовался такой затор из фургонов, тележек и шарабанов, что 
Флоран решил свернуть на улицу Сен-Дени. Здесь он снова попал в гущу овощей. По обоим 
тротуарам только что выставили свой товар уличные торговцы, положив доски на высокие 
корзины; наводнение капусты, моркови, репы возобновилось. Рынок выступил из берегов. 
Флоран попробовал выбраться из потока, который преследовал его всюду, куда бы он ни бежал, 
он попытался было пройти на улицу Коссонри, потом на улицу Берже, на сквер Дез-Инносан, 
на улицу Ферронри, на улицу Центрального рынка, но тщетно. И он остановился, 
обескураженный, ошеломленный, не в состоянии вырваться из бесовского хоровода овощей, 
которые в конце концов обступили его со всех сторон, спутали ноги стеблями ботвы. Дальше, 
вплоть до улицы Риволи, вплоть до площади Ратуши, тянулись бесконечные вереницы колес и 
упряжек, еле видные за беспорядочной массой выгружаемого товара; большие фургоны 
увозили добычу поставщиков фруктов для целого квартала; до отказа набитые шарабаны 
направлялись в пригороды. На улице Новый мост Флоран окончательно растерялся; он попал в 
самый центр становища уличных торговцев, устраивающих свою передвижную выставку на 
ручных тележках. Тут он узнал Лакайля, который двинулся по улице Сент-Оноре, толкая перед 
собой тачку с морковью и цветной капустой. Флоран пошел вслед за ним в надежде, что таким 
образом выберется из толчеи. Идти по мостовой было скользко, хотя стояла ясная погода: 
стебли артишоков, листья и ботва толстым слоем устилали шоссе, и пешеходам здесь грозила 
опасность. Флоран спотыкался на каждом шагу. На улице Вовилье он потерял из виду Лакайля. 
Конец улицы со стороны Хлебного рынка был забаррикадирован, возникло новое препятствие 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.