Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поцелуи девчонки. Потом залепетал: «Боюсь, боюсь», — а Кадина продолжала:
     — И к тому же я пришла ему помочь. Я кормила его голубей.
     Флоран посмотрел на несчастных птиц. Вдоль всей загородки стояли рядами на нарах 
ящики без крышек, там лежали голуби, тесно прижавшись друг к другу, с вытянутыми лапками; 
черные и белые перья слились в пеструю кучу. Временами по этой живой пелене пробегал 
трепет; затем груда птичьих телец снова замирала, и слышалось только неясное бормотанье. 
Подле Кадины стояла кастрюля, наполненная водою с зернами; девчонка набирала в рот эту 
смесь, хватала одного голубя за другим и выплевывала корм прямо им в глотку. А голуби 
барахтались, задыхались у нее в руках и падали обратно на дно ящика, закатив глаза, обмирая 
от этого насильственного кормления.
     — Бедняжки! — пробормотал Клод.
     — Ничего не поделаешь! — ответила Кадина, кончив кормить птицу. — Они вкусней, 
когда их хорошо откормишь… А вон тех, знаете ли, через два часа будут поить соленой водой. 
Тогда кожа у них станет белой и нежной. А еще через два часа их зарежут… Но если вы хотите 
увидеть, как их режут, здесь есть такие, которые уже готовы, — Майоран сейчас с ними 
разделается.
     Майоран взял с полсотни голубей в одном из ящиков. Клод и Флоран пошли вслед за ним. 
Майоран уселся на земле подле водоема, поставив рядом ящик с голубями и положив на 
какую-то цинковую лохань решето из тонких деревянных планок. Затем стал резать птицу.
     Он быстро хватал голубей за крылья, оглушал их ударом рукоятки ножа и, поворачивая в 
пальцах нож, вонзал клинок в горло; взъерошенное тельце голубя сводила судорога; Майоран 
аккуратно укладывал тушки в решето, засовывая головками между планок; в цинковую лохань, 
капля за каплей, стекала кровь. Майоран делал свое дело методично; «тик-так» — мерно 
постукивала рукоятка ножа, дробя черепа; Майоран раскачивался направо и налево, точным 
движением руки хватая живую птицу с одной стороны и кладя ее, мертвую, по другую сторону. 
Мало-помалу он начал действовать все быстрей; бойня возбуждала Майорана, глаза у него 
блестели, он присел на корточки и стал похож на огромного резвящегося дога. Потом вдруг 
расхохотался и запел: «Тик-так, тик-так, тик-так», — щелкая языком при каждом ударе ножа; 
казалось, это стучит мельница, дробящая черепа. Голуби висели, как лоскутья шелка.
     — Каково! Тебе, значит, весело, дуралей? — сказала Кадина, которая тоже смеялась. — 
Они и в самом деле потешные, когда вот так нахохлятся, чтобы нельзя было ухватить их за 
шею… А знаете, голубь противная тварь, он бы вас заклевал, если бы только мог.
     И, заливаясь смехом при виде того, как Майоран в исступлении все ускоряет темп, она 
добавила:
     — Я тоже пробовала, но у меня так быстро не получается… Однажды он зарезал сто штук 
за десять минут.
     Деревянное решето наполнялось; слышно было, как падают капли крови в лохань. Тут 
Клод, обернувшись, заметил мертвенную бледность Флорана и поторопился его увести. 
Наверху он заставил Флорана сесть на ступеньки лестницы.
     — Да что же это такое, — сказал он, потрепав Флорана по руке, — вы падаете в обморок, 
как баба!
     — Это оттого, что в погребе душно, — пробормотал немного сконфуженный Флоран.
     Глядя на этих голубей, которых насильно заставляют глотать зерна и соленую воду, а 
потом оглушают и режут, Флоран вспомнил, как горлицы, в отливающих шелком нарядах, 
расхаживают по траве Тюильрийского сада, позолоченной солнцем. Он снова видел их, 
воркующих на руке мраморного гладиатора, окруженных глубокой тишиной Тюильрийского 
сада, видел девочек, играющих в серсо под густой тенью каштанов. И сейчас, когда при нем 
этот жирный белокурый зверь, устроив здесь, в омерзительном подвале, кровавую бойню, 
глушил птицу «рукояткой ножа и вонзал ей в горло сталь, у Флорана пробежал мороз по коже; 
он почувствовал, что у него подкашиваются ноги, закатываются глаза и сам он куда-то летит.
     — Черт возьми! — воскликнул Клод, когда Флоран пришел в себя. — Кого-кого, а вас 
бравым солдатом не сделаешь… М-да, знаете, хороши были те господа, которые так вас 
испугались, что сослали в Кайенну. Однако, дружище, если вам доведется принять участие в 
мятеже, вы ведь не решитесь выстрелить из пистолета, испугаетесь: чего доброго, кого-нибудь 
убьешь.
     Флоран встал, ничего не ответив. Он был очень мрачен, сейчас его лицо выражало 
отчаяние, и у губ залегли складки. Он ушел, а Клод опять спустился в подвал. По дороге в 
рыбные ряды Флоран продолжал обдумывать план штурма, представляя себе, как вооруженные 
отряды врываются в Бурбонский дворец. На Елисейских полях грохочут пушки, решетки 
сломаны; ступени дворца запятнаны кровью, на колоннах — следы мозга, брызнувшего из 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.