Случайный афоризм
Величайшее сокровище - хорошая библиотека. (Виссарион Григорьевич Белинский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

помогать людям из своего заработка, его старания честно исполнять свои обязанности — все 
это сейчас уже не казалось доводом, оправдывающим совершенную им подлость. Если он 
страдал среди окружавших его толстокожих и отъевшихся людей, то он заслужил эти 
страдания. И Флоран вспоминал проведенный здесь тяжкий год: травлю, которую вели против 
него рыбницы, тошнотворную муть сырых дней, вечные свои терзания — терзания тощего из-за 
того, что желудок не принимает пищу, — ощущение все растущей вокруг него глухой вражды. 
Эти муки он воспринимал как заслуженное наказание. Доносившиеся до него глухие отголоски 
ненависти, причина которой была вне его понимания, предвещали какую-то неясную еще 
катастрофу, и он заранее склонял перед ней голову, с чувством стыда сознавая свою вину, 
требующую искупления. И тут Флоран обрушился на себя, вспомнив о том, что он готовит 
народное восстание; ведь он недостаточно чист, чтобы принести успех этому делу!
     О чем только он, бывало, не грезил на этой высоте, устремив взгляд на широко 
раскинувшиеся кровли павильонов! Чаще всего они представали перед ним точно серые моря, 
которые манили в далекие страны. В безлунные ночи они темнели, становились мертвыми 
озерами с черными водами, гнилыми стоячими болотами. Ясные ночи превращали их в 
бассейны света; лучи лились на оба яруса кровель, омывая обширные цинковые площадки, 
переполняя их и переливаясь через края этих огромных водоемов, поставленных один на 
другой. Морозы заковывали их в панцирь, затягивали льдом, как норвежские фиорды, по 
которым скользят конькобежцы; а июньский зной погружал их в тяжелый сон. Однажды 
вечером, в декабре, отворив окно, Флоран увидел, что кровли совсем белые от снега, от 
девственно белого снега, который бросал отсвет в низко нависшее ржавое небо; они раскинули 
свой покров, не запятнанный ничьею ногой, и похожи были на полярные равнины, на снеговую 
пустошь, не тронутую полозьями саней; они были чудесно безмолвны и ласковы, как 
простодушный великан. А Флоран, в зависимости от того, какой вид принимала перед ним эта 
изменчивая картина, предавался то сладостным, то мучительным мечтам; снег его успокаивал, 
громадная белая пелена казалась ему покровом чистоты, наброшенным на мерзость рынка; в 
ясные ночи потоки лунного света уносили его в волшебную страну сказок. Он страдал только в 
темные ночи, в знойные июньские ночи, которые расстилали перед ним отвратительное болото, 
стоячие воды некоего заклятого моря. И тут всегда начинался один и тот же кошмар.
     Рынок был неизменно здесь, с ним; Флоран не мог отворить окно, опереться на железные 
перила, не увидев его, застилающего горизонт. Уйдя вечером из рыночных павильонов, он 
перед сном видел их бесконечные крыши. Они ему заслоняли Париж, их громада неотступно 
стояла перед Флораном, ежечасно вторгаясь в его жизнь. А в эту ночь обычный кошмар 
разросся и стал еще сумбурней из-за смутной тревоги, томившей Флорана. После дневного 
дождя рынок пропитался смрадной сыростью. Он дышал в лицо флорану всеми своими 
скверными запахами, ворочавшимися посреди города, словно пьяница под столом, 
опустошивший последнюю бутылку. Флорану казалось, что из каждого павильона поднимается 
густой пар. Вдали он видел мясной и требушиный ряды, над которыми вставала дымка, 
приторно пахнущая кровью. Затем следовали овощной и фруктовый павильоны, из них 
доносились запахи кислой капусты, гнилых яблок, ботвы, выброшенной на помойку. От масла 
шло зловоние, рыбные ряды дышали пряной сыростью. И особенно отчетливо видел Флоран, 
как у его ног павильон живности выпускает из башенки с вентиляционным отверстием теплый, 
смрадный воздух, который оседает, словно копоть из фабричной трубы. Все эти испарения 
сгущались, клубясь над крышами, надвигались на соседние дома, ширились и тяжелой тучей 
висели над всем Парижем. Это рынок, распираемый в тесном чугунном поясе, согревал спящий 
перекормленный город теплом, идущим от непереваренной вечерней пищи.
     Флоран услышал голоса и смех счастливых людей внизу, на тротуаре. Стукнула дверь на 
черном ходу. Кеню и Лиза вернулись из театра. Тогда Флоран, одурманенный, словно 
опьяневший от воздуха, которым он дышал, ушел с балкона в комнату; его томила ужасная 
тоска, он чувствовал грозу, нависшую над его головой. Беда подстерегала его здесь, на рынке, 
раскаленном после жаркого дня. Флоран с силой захлопнул окно, за которым остался рынок, 
утопавший во мраке, совершенно голый, еще потный и неряшливый, выпятивший свое вздутое 
брюхо, извергая нечистоты под звездами.
     
6
     
     Через неделю Флоран решил, что пора действовать. Недовольство населения 
благоприятствовало тому, чтобы обрушить на Париж отряды мятежников. Обсуждая 
бюджетные ассигнования. Законодательный корпус раскололся на две враждебные партии, а 
сейчас обсуждался проект нового, очень непопулярного налога; предместья роптали. 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.