Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Ну нет, — сказала наконец Лиза, и ее лицо снова стало суровым. — Не очень-то 
полезно для здоровья ходить по парижским улицам.
     Вечером они смотрели в Гэте пьесу «Милосердие божье». Кеню, тщательно причесанный, 
в рединготе и серых перчатках, смотрел не столько на сцену, сколько в программу, изучая 
фамилии актеров. Лиза выглядела великолепно: она была в открытом платье и сидела, положив 
руки в слишком тесных белых перчатках на красный бархатный барьер. Обоих — Кеню и Лизу 
— глубоко растрогали несчастья Мари; командор вел себя как настоящий подлец, а Пьеро был 
очень смешон, и едва он появлялся на сцене, как они начинали хохотать. Колбасница 
всплакнула. Отъезд юной Мари, молитва в ее девичьей спаленке, возвращение домой этой 
несчастной, сошедшей с ума девушки вызвали слезы на красивые глаза Лизы, и она украдкой 
утирала их платочком. Но этот вечер стал для нее подлинным триумфом, когда, вскинув голову, 
она увидела на галерке Нормандку с матерью. Тут Лиза совсем напыжилась, послала Кеню в 
буфет за коробкой карамели и стала обмахиваться перламутровым, раззолоченным веером. 
Рыбница была побеждена; слушая, что шептала ей мать, она опустила голову. После спектакля 
прекрасная колбасница и прекрасная Нормандка встретились в вестибюле, и обе как-то 
неопределенно улыбнулись.
     В тот день Флоран рано пообедал у Лебигра. Он ждал Логра, обещавшего представить ему 
какого-то сержанта в отставке, человека бывалого, с которым можно обсудить план штурма 
Бурбонского дворца и Ратуши. Смеркалось; мелкий дождь, зарядивший с середины дня, окутал 
серой пеленой огромный рынок. На рыжем, дымном небе вырисовывались черные очертания 
павильонов, а клочья грязных туч проносились почти над самыми крышами, словно цепляясь и 
разрываясь об острые громоотводы. Флорану взгрустнулось оттого, что на улице слякоть, от 
потоков желтой воды, которая, казалось, вот-вот утопит в грязи и погасит вечернюю зарю. Он 
смотрел на прохожих, укрывшихся от дождя на тротуарах крытых галерей, на бегущие под 
ливнем зонты, на фиакры, катившие мимо все быстрей и оглушительней посреди опустевшей 
мостовой. Но в тучах мелькнул просвет. На западе разливалось красное зарево. Тогда в конце 
улицы Монмартр появилась целая армия метельщиков, метлами гнавших перед собой жидкую 
грязь.
     Логр не привел сержанта. Гавар был приглашен на обед к друзьям в Батиньоле. Поэтому 
Флорану пришлось провести вечер наедине с Робином. Флоран говорил без умолку, но под 
конец ему стало очень грустно. Робин безмолвно кивал бородой и лишь время от времени 
протягивал руку за кружкой, прихлебывая пиво. Соскучившись, Флоран ушел спать. Однако 
Робин, оставшись в одиночестве, и не думал ретироваться; он все еще сидел, задумчиво 
наморщив лоб и разглядывая свою кружку. Роза и гарсон, надеявшиеся закрыть погребок 
раньше обычного, поскольку завсегдатаи отдельного кабинета отсутствовали, ждали еще 
добрых полчаса, пока Робин соблаговолил удалиться.
     Когда Флоран пришел домой, ему стало страшно ложиться в постель. Он был охвачен тем 
нервным беспокойством, которое иногда томило его целыми ночами, переходя в 
непрекращающиеся кошмары. Накануне он похоронил в Кламаре Верлака, скончавшегося 
после ужасной агонии. На душе у Флорана было тяжело, он все вспоминал узкий гробик, 
опущенный в землю. Особенно трудно было отогнать от себя образ г-жи Верлак, забыть ее 
плачущий голос и сухие глаза; она ходила за Флораном по пятам, говорила о гробе, за который 
не заплачено, о похоронном бюро, в которое она не знает как и обратиться, — ведь у нее не 
осталось ни су, потому что аптекарь вчера потребовал уплатить по счету, узнав о смерти 
Верлака. Флорану пришлось дать денег на гроб и на похоронное бюро, даже на чай 
могильщикам. А когда он собрался уходить, г-жа Верлак посмотрела на него так печально, что 
он оставил ей двадцать франков.
     Сейчас эта смерть осложняла положение. Возникнет вопрос относительно его должности. 
Его начнут беспокоить, захотят назначить не временным, а постоянным инспектором. Это 
сопряжено с неприятными осложнениями, заставит, пожалуй, насторожиться полицию. 
Флорану хотелось бы, чтобы восстание вспыхнуло завтра, чтобы он завтра же мог выбросить за 
окно свою форменную фуражку. Погруженный в эти тревожные мысли, он вышел на балкон; 
лоб его горел, и Флоран в эту душную ночь жаждал почувствовать хоть легкое дуновение 
воздуха. После ливня ветер унялся. Так и не развеялась духота под темно-синим безоблачным 
небом. Омытый рынок раскинулся внизу, словно бесформенная масса того же цвета, что и небо, 
усеянная, как и оно, желтыми звездами — яркими огоньками газа.
     Облокотясь на железные перила, Флоран задумался: рано или поздно его постигнет 
возмездие за то, что он согласился принять место инспектора. Это — пятно на его жизни. Ведь 
ему платили жалованье из бюджета префектуры, он стал клятвопреступником, служа Империи 
вопреки клятвам, которые столько раз давал себе в ссылке. Желание угодить Лизе, возможность 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.