Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

покойно переваривать пищу. Тогда Лиза кликнула Огюстину и, поставив ее вместо себя за 
прилавок, поднялась в мансарду.
     Войдя в комнату Флорана, Лиза содрогнулась. Детская безмятежность постели была 
нарушена, на кровати ярким пятном выделялись красные шарфы, свешиваясь до самого пола. 
На камине, между золочеными бонбоньерками и старыми банками из-под помады, валялись 
красные нарукавные повязки вперемешку с пачками кокард, похожих на огромные, 
расплывшиеся капли крови. Стены, оклеенные тусклыми серыми обоями, были украшены, как 
стягами, полотнищами материи, висевшими на всех гвоздях, четырехугольными знаменами — 
желтыми, синими, зелеными, черными, — колбасница поняла, что это знамена двадцати 
секций. Казалось, младенчески простодушная комната охвачена смятением перед этим 
убранством революции. Глупенькая, грубовато-наивная обстановка, которая сохранилась и 
после Огюстины, беспорочная белизна занавесок и мебели были сейчас залиты отблесками 
зарева; а фотография Огюста и Огюстины как будто помертвела от страха. Колбасница обошла 
комнату, осмотрела знамена, повязки, шарфы, ни к чему не прикасаясь, словно боясь обжечься 
об эти страшные лоскутья. Лиза увидела, что догадка ее была правильной: вот куда уходили 
деньги Флорана. С ее точки зрения, это было святотатством, чем-то невообразимым, против 
чего возмущалось все ее существо. Ее деньги, деньги, нажитые так честно, служат для 
организации бунта, расходуются на бунт! Лиза остановилась, глядя на распустившиеся цветы 
гранатового деревца на балконе, — они напоминали ей кровавые кокарды; она прислушалась к 
пению зяблика, — это пение звучало для нее как далекое эхо перестрелки. Тогда она вдруг 
подумала: а что, если восстание должно начаться завтра или, может быть, сегодня вечером? 
Знамена реяли, мелькали шарфы, в ушах колбасницы звучала резкая барабанная дробь. И она 
стремглав побежала вниз по лестнице, не задерживаясь ни на минуту даже для того, чтобы 
прочесть бумаги, разложенные на столе. Остановилась она только на втором этаже, куда зашла 
переодеться.
     В этот роковой час красавица Лиза тщательно, твердой рукой, причесала свои волосы. 
Она была полна решимости, не чувствовала никакого трепета, только глаза ее стали еще 
суровей. Пока она застегивала на себе черное шелковое платье, изо всей силы натягивая 
материю своими крупными руками, она вспомнила слова аббата Рустана. Она вопрошала свою 
совесть, и совесть ответствовала, что Лиза только исполняет свой долг.
     Когда колбасница набросила на свои широкие плечи ковровую шаль, она почувствовала, 
что совершает высокопорядочный поступок. Она надела фиолетовые перчатки, приколола к 
шляпке густую вуаль. Перед уходом бодро повернула на два оборота ключ в своем секретере, 
как бы заверяя секретер, что отныне он может наконец быть спокоен.
     Кеню стоял на пороге колбасной, выпятив брюхо под белым передником. Он удивился, 
что в десять часов жена уже в полном параде и куда-то собралась.
     — Вот те на, куда это ты? — спросил он.
     Лиза придумала, будто идет по делу с г-жой Табуро. Затем добавила, что заглянет в театр 
Гэте и купит на сегодня билеты. Кеню побежал за ней вдогонку и окликнул, прося взять места 
прямо против сцены, — оттуда лучше видно. Едва он вернулся в лавку, Лиза направилась к 
стоянке фиакров у церкви св.Евстафия, наняла один из них и, опустив занавески, велела кучеру 
отвезти ее к театру Гэте. Она боялась, что за ней будут следить. Получив билеты, Лиза 
приказала кучеру ехать ко Дворцу правосудия. У ворот она расплатилась, отпустила фиакр и, 
неторопливо пробираясь по залам и коридорам, прошла в полицейскую префектуру.
     Здесь она растерялась от сутолоки, в которой мелькали полицейские и люди в длинных 
рединготах; дав десять су какому-то человеку, Лиза попросила проводить ее в кабинет 
префекта. Однако попасть на прием к префекту нельзя было без особого письменного 
разрешения. Лизу ввели в тесную комнату, обставленную, как роскошный номер гостиницы, 
где ее встретил с холодным раздражением некто в черном, толстый и плешивый. «Можете 
говорить», — сказал он. Тогда Лиза откинула вуалетку, назвала свою фамилию и сразу же 
рассказала все без утайки. Плешивый субъект слушал ее, не прерывая, с усталым видом. Когда 
она кончила, он спросил только:
     — Вы его невестка, так?
     — Да, — прямо ответила Лиза. — Мы порядочные люди… Я не хочу, чтобы мой муж был 
скомпрометирован.
     Он пожал плечами, словно давая понять, что все это в высшей степени скучно. Затем 
раздраженно заметил:
     — Видите ли, мне докучают этим делом уже больше года. Сюда шлют донос за доносом, 
меня подстегивают, торопят. Поймите же, если я ничего не предпринимаю, значит, я считаю 
нужным выждать. У нас свои соображения… Да вот оно, это дело. Могу вам его показать.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.