Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

такой же толстый и веселый, но стал еще глупее прежнего, совсем поглупел, превратился в 
полного идиота. Должно быть, трещина в черепе оказалась настолько глубокой, что пострадал и 
мозг. Майоран превратился в животное. В теле великана жил разум пятилетнего ребенка. Он 
вечно смеялся, сюсюкал, коверкал слова и стал смирен и послушен, как овца. Кадина завладела 
им полностью. Сначала она была изумлена, а потом очень обрадовалась этому великолепному 
животному, с которым она делала теперь все, что хотела: укладывала в корзину с перьями, 
бродила с ним по улицам, заставляла служить ее прихотям; обращалась с ним иногда как с 
собакой или куклой, иногда как с любовником. Точно лакомая снедь, точно жирный кусочек 
рынка, принадлежало ей это золотистое тело, которым она распоряжалась, словно изощренная 
распутница. Но хотя девчонка получала от Майорана все, что ей было нужно, и водила за 
собой, как покоренного гиганта, она не могла помешать ему наведываться к г-же Кеню. Она 
измолотила Майорана своими крепкими кулачками, но он, кажется, этого даже не 
почувствовал. Едва Кадина, повесив себе на шею лоток, уходила торговать фиалками на улицах 
Новый мост и Тюрбиго, Майоран начинал кружить подле колбасной.
     — Заходи же! — кричала ему Лиза.
     Чаще всего она угощала его корнишонами. Майоран очень любил корнишоны и, стоя 
перед прилавком, ел их, заливаясь бессмысленным смехом. Увидев прекрасную колбасницу, он 
приходил в восторг и хлопал от радости в ладоши. Затем начинал прыгать и пищать, точно 
ребенок перед лакомством. Первое время Лиза боялась, как бы он не вспомнил о том, что было 
в подвале.
     — У тебя еще болит голова? — спрашивала она.
     Майоран отрицательно мотал головой, раскачивался всем телом и еще радостнее хихикал. 
Лиза вполголоса продолжала:
     — Так ты упал?
     — Да, упал, упал, упал, — выкрикивал он нараспев, сияя удовольствием и хлопая себя по 
затылку.
     Потом, став серьезным и не сводя с нее восторженного взгляда, затягивал чуть 
помедленней: «Красивая, красивая, красивая». Лизу это необычайно трогало. Она потребовала 
у Гавара, чтобы он не увольнял Майорана.
     Именно тогда, когда дурачок запевал свою песню смиренной любви, она и ласкала его 
шею под подбородком, приговаривая, что он хороший мальчик. Рука ее медлила, холодея от 
тихого наслаждения; эта ласка снова стала для Лизы дозволенным удовольствием, выражением 
нежности, которую великан принимал, как младенец. Он напрягал шею и закрывал глаза от 
блаженства, точно животное, когда его гладят. А прекрасная колбасница, желая оправдать в 
собственных глазах столь благопристойное удовольствие, разделяемое с Майораном, убеждала 
себя, что так она искупает удар кулака, оглушивший его в подвале для живности.
     И все же колбасная по-прежнему пребывала в унынии. Флоран иной раз еще решался туда 
заглянуть, чтобы пожать руку брату, хотя Лиза хранила ледяное молчание. Флоран даже 
изредка приходил к ним обедать по воскресеньям. Тогда Кеню всячески старался развеселить 
общество, но тщетно: обед проходил вяло. Кеню ел плохо и под конец начинал сердиться. 
Как-то вечером, выйдя из-за стола после одной из таких холодных семейных трапез, он почти 
со слезами сказал жене:
     — Да что же это со мной творится! Скажи правду, я не болен, ты не находишь во мне 
перемен? На меня словно тяжесть какая-то навалилась. И тоска берет, а с чего — сам не знаю, 
честное слово… Объясни мне, что это такое?
     — Ты просто не в духе, — ответила Лиза.
     — Нет, нет, это тянется слишком долго, мне прямо-таки дышать нечем… Между тем 
наши дела идут неплохо, особенных огорчений у меня нет, живу себе помаленьку, как всегда. 
Да и ты, дорогая, стала сама не своя, ты что-то хандришь… Если это будет продолжаться, я 
позову доктора.
     Прекрасная колбасница многозначительно посмотрела на Кеню.
     — Незачем звать доктора, — сказала она. — И так пройдет… Это потому, видишь ли, что 
сейчас в воздухе носится какая-то зараза… Все в нашем квартале прихварывают…
     И, невольно поддавшись чувству материнской нежности, Лиза добавила:
     — Не тревожься, мой толстячок… Я не дам тебе заболеть. Этого еще не хватает!
     Лиза обычно посылала мужа на кухню, зная, что его веселит стук сечек, пение 
закипающего жира, звон котелков. К тому же она таким образом оберегала его от нескромных 
излияний мадемуазель Саже, которая теперь проводила все утро в колбасной. Старуха задалась 
целью запугать Лизу и заставить ее принять решительные меры. Сначала она ухитрилась 
вызвать Лизу на откровенность.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.