Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бутылками шампанского и большим букетом цветов, в знак того, что не сердится и не теряет 
надежды. Роза вручила подарки прекрасной рыбнице, без запинки продекламировав мадригал 
кабатчика:
     — Господин Лебигр просит вас выпить это за его здоровье, которое очень пошатнулось по 
известной вам причине. Он надеется, что вы когда-нибудь соблаговолите исцелить его, будучи 
в его глазах такой же прекрасной и усладительной, как эти цветы.
     Нормандку рассмешило восторженное выражение, с которым служанка все это 
произнесла. Она нарочно смутила Розу, заметив, что, по слухам, у нее очень требовательный 
хозяин. Затем спросила, очень ли любит Роза Лебигра, носит ли он подтяжки и храпит ли 
ночью. А в заключение вернула шампанское и букет.
     — Скажите господину Лебигру, пусть больше не посылает вас ко мне… Вы, милочка, 
слишком уж добрая. Меня зло берет, когда я вижу, как вы идете с бутылками под мышкой, 
такая тихонькая. А что бы вам хорошенько исцарапать своего хозяина?
     — Что вы! Он ведь хочет, чтобы я сюда ходила, — ответила, уходя. Роза. — Напрасно вы 
его огорчаете, право… Он очень красивый мужчина.
     Нормандка пленилась мягким характером Флорана. Она по-прежнему присутствовала по 
вечерам на уроках Мюша, сидя под лампой и мечтая, как она выйдет замуж за этого человека, 
такого ласкового с детьми: она сохранит свое место в рыбном ряду, а он со временем займет 
высокий пост в управлении Центрального рынка. Но мечта наталкивалась на одно препятствие: 
учитель относился к Нормандке с чрезмерным уважением. Он отвешивал ей поклон и садился 
на почтительном расстоянии, а ей хотелось пошутить с ним, позволить с собой полюбезничать, 
короче говоря — хотелось любить, как она умела любить. Скрытое сопротивление Флорана и 
заставляло ее неотступно думать о браке. Будущее рисовалось ей в самом привлекательном для 
ее самолюбия свете. Но Флоран жил в другом, более высоком, недосягаемом для нее мире. 
Вероятно, он сдался бы, если бы не был так привязан к Мюшу; вдобавок его отталкивала мысль 
заводить любовницу в том доме, где живут ее мать и сестра.
     Нормандка с изумлением узнала историю своего возлюбленного. Он до сих пор ни словом 
не обмолвился о своем прошлом, за что она и пожурила его. Необычайные приключения 
Флорана придали еще большую остроту ее увлечению. Ему пришлось вечерами рассказывать 
обо всем пережитом. Нормандка дрожала от страха, как бы в конце концов его не опознала 
полиция, но Флоран успокаивал ее, уверяя, что дело это слишком большой давности и полиция 
не станет утруждать себя поисками. Как-то вечером он рассказал Луизе о даме в розовой 
шляпке, о женщине на бульваре Монмартр с пробитою пулями грудью, о женщине, кровь 
которой залила ему руки. Он ведь и поныне часто о ней думает; лунными ночами он воскрешал 
это мучительное воспоминание в Гвиане; он вернулся во Францию с безумной мечтой 
встретить свою незнакомку в солнечный день на тротуаре, хотя хорошо помнил безжизненную 
тяжесть ее тела, свалившегося ему на ноги. А может, она все-таки выжила? Иногда на улице он 
чувствовал как бы толчок в грудь: ему казалось, что он ее узнает. С бьющимся сердцем 
бросался он вслед за каждой розовой шляпой, за женщинами в накинутой на плечи шали. 
Стоило ему закрыть глаза, и он видел ее, идущую к нему навстречу; но она сбрасывала шаль, на 
ее шемизетке проступали два багровых пятна, и незнакомка представала перед ним белая, как 
воск, с пустым взглядом и страдальческой складкой у губ. Долгое время Флоран терзался, что 
не знает ее имени, что с ним только тень, только печаль о несбывшемся. Если он когда-либо 
думал о женщине, перед ним вставала она одна — единственно милая, единственно чистая. 
Много раз он ловил себя на мыслях о том, что она, может статься, искала его там, на бульваре, 
где ее сразила пуля, что она наполнила бы его жизнь счастьем, если бы они встретились 
несколькими секундами раньше. И теперь он не желал никакой другой женщины, для него 
женщины больше не существовали. Когда он рассказывал о ней, его голос так дрожал, что 
Нормандка чутьем влюбленной поняла все и заревновала.
     — Ну нет, лучше не старайтесь ее увидеть, — со злостью сказала она. — Навряд ли сейчас 
она блещет красотой.
     Флоран побелел как полотно, застыв в ужасе перед страшной картиной, вызванной 
Нормандкой. Образ возлюбленной превратился в груду костей. Он не простил Луизе этой 
звериной грубости; по ее вине милая сердцу шелковая шляпка была отныне неотделима от 
мертвого оскала и пустых глазниц. Когда Нормандка начинала пошучивать по поводу «дамы, 
которая спала с ним на углу улицы Вивьен», Флоран грубо останавливал ее, и с губ его едва не 
срывалось бранное слово.
     Однако особенно поразило Нормандку другое сделанное ею открытие: оказывается, она 
вовсе не отбила любовника у красавицы Лизы. Это обесценивало ее триумф, и она даже 
охладела к Флорану на целую неделю. Утешила ее история с наследством. Отныне красавица 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.