Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     — Отдал бы мне его дядюшка, вот бы весело зажили мы с Жюлем… Не вставали бы с 
постели, нам приносили бы разные вкусные кушанья из ресторана.
     Госпожа Лекер замерла, подавленная открытием; картина сваленного в груду золота 
стояла перед ее глазами. Ее распирала жадность. Она всплеснула руками, тощими руками с 
застывшим под ногтями маслом и, запинаясь, проговорила голосом, полным муки.
     — Не надо о нем и думать, это так тяжело.
     — Э, вздор! В случае несчастья оно достанется вам, — сказала мадемуазель Саже. — А я 
бы на вашем месте своего не упустила… Вы сами понимаете, от этого пистолета добра не 
будет. У господина Гавара скверные советчики. Все это кончится плохо.
     Тут они вспомнили о Флоране и стали поносить его с еще большим ожесточением. Затем 
трезво обсудили, куда могут завести Флорана и Гавара их опасные замыслы: наверняка в места 
весьма отдаленные, будь кое у кого длинный язык. Тогда дамы поклялись, что лично они об 
этом не заикнутся, — не потому, чтобы сволочь Флоран заслуживал хоть малейшего 
снисхождения, а потому, что нужно любой ценой спасти почтенного г-на Гавара, — ведь он 
тоже будет скомпрометирован. Они встали, и, когда мадемуазель Саже направилась к выходу, 
торговка маслом спросила:
     — А все-таки, как по-вашему, в случае несчастья, можно положиться на госпожу Леоне? 
Не у нее ли ключ от того шкафа?
     — Вы думаете, что я на все могу ответить, — сказала старуха. — Я считаю ее очень 
порядочной женщиной, но в конце концов почем знать; бывают такие обстоятельства… 
Словом, я вас обеих предупредила; а дальше уж ваше дело.
     Дамы стоя прощались, провожаемые заключительным хором сыров. Сейчас сыры грянули 
все разом. Это была какофония смрада, начинавшаяся с томного душка вареной сыворотки — 
швейцарского и голландского сыров — и завершавшаяся острой щелочной вонью оливе. 
Слышалось низкое гуденье канталя, честера и козьих сыров, напоминавшее раскатистое пенье 
басов, и на этом фоне внезапно возникали, как пиччикато, отрывистые голоса невшательских 
сыров, мондоров и труа. Запахи рассеивались, потом наплывали один на другой, взвивались 
густыми клубами испарений порсалю, лимбургских и марольских сыров, ливаро и понлевека, 
постепенно смешиваясь и наконец разражаясь мощным взрывом зловония. Все это разливалось, 
затем опять сливалось в плотное облако, несмотря на колебания всех частиц, стирая различия 
между отдельными запахами, вызывая непрерывную дурноту и страшнейшее удушье. И при 
этом казалось, что так нестерпимо смердят не сыры, а подлые речи г-жи Лекер и мадемуазель 
Саже.
     — Я вам очень благодарна, — сказала торговка маслом. — Не сомневайтесь, если я 
когда-нибудь разбогатею, я вас вознагражу.
     Однако старуха не уходила. Она взяла одну из «затычек», повертела в руках и положила 
обратно на мраморный прилавок, спросив, сколько она стоит.
     — Для меня, — с улыбкой добавила она.
     — Для вас ничего не стоит, — ответила г-жа Лекер. — Я вам ее дарю. — И снова сказала: 
— Ах, если бы разбогатеть!
     Мадемуазель Саже ответила, что со временем так и будет. «Затычка» уже исчезла в ее 
кошелке. Торговка маслом отправилась к себе в погреб, а старая дева проводила Сарьетту до ее 
лавки. Там они немного поговорили о г-не Жюле. Их окружал свежий весенний запах фруктов.
     — Н-да, здесь пахнет получше, чем у вашей тетушки, — сказала старуха. — Меня чуть 
было не стошнило в ее лавке. Как это она может там жить? Здесь по крайней мере приятно, 
хорошо. Вот отчего у вас все тельце розовое, моя красавица.
     Сарьетта засмеялась. Она была падкой до лести. Затем она отпустила фунт мирабели 
вошедшей даме, уверяя ее, что это не мирабель, а сущий сахар.
     — Я бы тоже с удовольствием купила мирабели, — пробормотала мадемуазель Саже, 
когда дама ушла, — да только мне так мало нужно… Одинокая женщина, вы ведь понимаете…
     — Да возьмите себе горсть просто так! — воскликнула прелестная смуглянка. — Ничего, 
я не разорюсь… Если увидите Жюля, пришлите его сюда, ладно? Он, верно, курит свою сигару 
на первой скамейке справа, у выхода из главной галереи.
     Мадемуазель Саже растопырила пошире пальцы и, взяв горсть мирабели, отправила ее, 
как и «затычку», в кошелку. Старуха сделала вид, что уходит с рынка, но вместо этого 
медленно прошлась по одной из галерей, соображая, что, пообедавши мирабелью и «затычкой», 
сыта не будет. Обычно, если мадемуазель Саже во время ее дневного обхода не удавалось 
наполнить свою кошелку у торговок, всячески угождая им лестью и разными сплетнями, то она 
вынуждена была насыщаться объедками. И мадемуазель Саже украдкой вернулась к павильону 
масла. Там, по линии улицы Берже, за конторами комиссионеров по продаже устриц, стоят 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.