Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

забрасывают ветками падаль на краю поля, разлагающуюся на солнце. Сыры плавились от 
полуденного зноя; плесень на их корке таяла, лоснилась, отливая великолепными медными 
тонами — красными и зеленовато-синими, походя на плохо затянувшиеся раны; а теплый ветер 
шевелил под листьями отставшую кожу оливе, и она медленно и тяжело вздымалась, точно 
грудь спящего человека; волна жизни проникла в один из ливаро, и он разродился кучей червей, 
выползших из размытой в нем щели. А сыр жероме с анисом, покоившийся в своей тонкой 
коробке за весами, до того вонял, что мухи попадали кругом на красный мрамор с серыми 
прожилками.
     Жероме смердел почти под самым носом у мадемуазель Саже. Она отодвинула стул и 
прислонилась головой к большим листьям из желтой и красной бумаги, висевшим на гвозде в 
углу лавки.
     — Да, — повторила она с брезгливой гримасой, — он явился с каторги… Каково? 
Выходит: не с чего этим Кеню-Граделям нос задирать!
     Однако г-жа Лекер и Сарьетта в изумлении ахали. Быть этого не может! За какие же дела 
его на каторгу сослали? И кто бы мог подумать, что добродетельная г-жа Кеню, гордость всего 
квартала, возьмет в любовники каторжника!
     — Э, нет, не в том суть, — нетерпеливо перебила их старуха. — Вот послушайте… Я ведь 
хорошо знала, что где-то уже видела этого долговязого.
     И мадемуазель Саже рассказала историю Флорана. Теперь она вспомнила, что в свое 
время был слушок, будто один из племянников старика Граделя убил шесть жандармов на 
баррикаде и за это сослан в Кайенну; мадемуазель Саже один раз сама видела его на улице 
Пируэт. Это он и есть — мнимый кузен. И мадемуазель Саже горько сокрушалась, жалуясь на 
потерю памяти, приговаривая, что теперь она конченый человек и скоро совсем ничего не будет 
помнить. Она оплакивала свою погибшую память, словно ученый, увидевший, что ветер унес 
все его записи — труд целой жизни.
     — Шесть жандармов! — с восхищением прошептала Сарьетта. — Ну и хватка!
     — Он укокошил еще немало людей, — добавила мадемуазель Саже. — Не советую вам 
попадаться ему ночью на дороге.
     — Какой мерзавец! — проговорила объятая ужасом г-жа Лекер.
     Косые лучи солнца пробились в павильон, и вонь от сыров усилилась. В эту минуту 
возобладал марольский сыр; от него несло крепким запахом прелой соломы в хлеву, 
заглушавшим пресный душок брусков масла. Затем ветер, видимо, переменился; в лицо трем 
кумушкам вдруг повеяло тяжким дыханием лимбургского сыра, отзывающим острой горечью, 
как дыханье умирающих.
     — Но он ведь приходится толстухе деверем, — заметила г-жа Лекер, — стало быть… 
Стало быть, он не спал с ней…
     Кумушки переглянулись, изумленные новым оборотом дела. Они были раздосадованы, 
что нужно отказаться от первой версии. Старая дева, пожав плечами, нерешительно сказала:
     — Это бы не помеха… впрочем, по правде говоря, оно, конечно, было бы чересчур… А в 
общем, ни за что ручаться не стану.
     — И притом, — заметила Сарьетта, — это дело прошлое, раз вы сами видели его с обеими 
сестрицами Меюден.
     — Разумеется, видела, собственными глазами, — вот как вас вижу перед собой, моя 
красавица, — воскликнула уязвленная мадемуазель Саже, решив, что ей не верят. — Он 
каждый вечер с ними возится… Да нам не всели равно! Пусть живет как хочет, правда? Мы 
ведь порядочные женщины… А он отъявленный прохвост!
     — Безусловно, — согласились обе ее слушательницы, — отпетый негодяй!
     В общем, дело принимало трагический характер; все три решили пока пощадить Лизу, 
утешаясь тем, что сам Флоран со временем навлечет на нее невероятную катастрофу. Очевидно, 
он задумал скверное дело; подобные люди удирают из тюрьмы лишь для того, чтобы все вокруг 
громить и жечь; и вообще такой человек мог добиваться должности на Центральном рынке 
только «со зловредным умыслом». Посыпались всяческие необычайные предположения. Обе 
торговки объявили, что повесят еще по крепкому замку на свои кладовые, а Сарьетта даже 
вспомнила, что на прошлой неделе у нее украли корзину с персиками. Но мадемуазель Саже 
окончательно повергла их в ужас, сообщив, что «красные» так не действуют; на кой черт им 
корзина с персиками! Они собираются шайками по двести — триста головорезов, чтобы 
убивать и громить вовсю. Это ведь политика, а не что другое, говорила мадемуазель Саже с 
видом знатока. Г-же Лекер стало нехорошо; она видела перед собой пылающий рынок; видела, 
как Флоран и его сообщники прячутся ночью в подвалах, чтобы оттуда ринуться на Париж.
     — Ах да! Ведь вот еще какое дело! — сказала вдруг мадемуазель Саже. — После старика 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.