Случайный афоризм
Мораль должна быть не целью, но следствием художественного произведения. Бенжамен Констан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

забрасывают ветками падаль на краю поля, разлагающуюся на солнце. Сыры плавились от 
полуденного зноя; плесень на их корке таяла, лоснилась, отливая великолепными медными 
тонами — красными и зеленовато-синими, походя на плохо затянувшиеся раны; а теплый ветер 
шевелил под листьями отставшую кожу оливе, и она медленно и тяжело вздымалась, точно 
грудь спящего человека; волна жизни проникла в один из ливаро, и он разродился кучей червей, 
выползших из размытой в нем щели. А сыр жероме с анисом, покоившийся в своей тонкой 
коробке за весами, до того вонял, что мухи попадали кругом на красный мрамор с серыми 
прожилками.
     Жероме смердел почти под самым носом у мадемуазель Саже. Она отодвинула стул и 
прислонилась головой к большим листьям из желтой и красной бумаги, висевшим на гвозде в 
углу лавки.
     — Да, — повторила она с брезгливой гримасой, — он явился с каторги… Каково? 
Выходит: не с чего этим Кеню-Граделям нос задирать!
     Однако г-жа Лекер и Сарьетта в изумлении ахали. Быть этого не может! За какие же дела 
его на каторгу сослали? И кто бы мог подумать, что добродетельная г-жа Кеню, гордость всего 
квартала, возьмет в любовники каторжника!
     — Э, нет, не в том суть, — нетерпеливо перебила их старуха. — Вот послушайте… Я ведь 
хорошо знала, что где-то уже видела этого долговязого.
     И мадемуазель Саже рассказала историю Флорана. Теперь она вспомнила, что в свое 
время был слушок, будто один из племянников старика Граделя убил шесть жандармов на 
баррикаде и за это сослан в Кайенну; мадемуазель Саже один раз сама видела его на улице 
Пируэт. Это он и есть — мнимый кузен. И мадемуазель Саже горько сокрушалась, жалуясь на 
потерю памяти, приговаривая, что теперь она конченый человек и скоро совсем ничего не будет 
помнить. Она оплакивала свою погибшую память, словно ученый, увидевший, что ветер унес 
все его записи — труд целой жизни.
     — Шесть жандармов! — с восхищением прошептала Сарьетта. — Ну и хватка!
     — Он укокошил еще немало людей, — добавила мадемуазель Саже. — Не советую вам 
попадаться ему ночью на дороге.
     — Какой мерзавец! — проговорила объятая ужасом г-жа Лекер.
     Косые лучи солнца пробились в павильон, и вонь от сыров усилилась. В эту минуту 
возобладал марольский сыр; от него несло крепким запахом прелой соломы в хлеву, 
заглушавшим пресный душок брусков масла. Затем ветер, видимо, переменился; в лицо трем 
кумушкам вдруг повеяло тяжким дыханием лимбургского сыра, отзывающим острой горечью, 
как дыханье умирающих.
     — Но он ведь приходится толстухе деверем, — заметила г-жа Лекер, — стало быть… 
Стало быть, он не спал с ней…
     Кумушки переглянулись, изумленные новым оборотом дела. Они были раздосадованы, 
что нужно отказаться от первой версии. Старая дева, пожав плечами, нерешительно сказала:
     — Это бы не помеха… впрочем, по правде говоря, оно, конечно, было бы чересчур… А в 
общем, ни за что ручаться не стану.
     — И притом, — заметила Сарьетта, — это дело прошлое, раз вы сами видели его с обеими 
сестрицами Меюден.
     — Разумеется, видела, собственными глазами, — вот как вас вижу перед собой, моя 
красавица, — воскликнула уязвленная мадемуазель Саже, решив, что ей не верят. — Он 
каждый вечер с ними возится… Да нам не всели равно! Пусть живет как хочет, правда? Мы 
ведь порядочные женщины… А он отъявленный прохвост!
     — Безусловно, — согласились обе ее слушательницы, — отпетый негодяй!
     В общем, дело принимало трагический характер; все три решили пока пощадить Лизу, 
утешаясь тем, что сам Флоран со временем навлечет на нее невероятную катастрофу. Очевидно, 
он задумал скверное дело; подобные люди удирают из тюрьмы лишь для того, чтобы все вокруг 
громить и жечь; и вообще такой человек мог добиваться должности на Центральном рынке 
только «со зловредным умыслом». Посыпались всяческие необычайные предположения. Обе 
торговки объявили, что повесят еще по крепкому замку на свои кладовые, а Сарьетта даже 
вспомнила, что на прошлой неделе у нее украли корзину с персиками. Но мадемуазель Саже 
окончательно повергла их в ужас, сообщив, что «красные» так не действуют; на кой черт им 
корзина с персиками! Они собираются шайками по двести — триста головорезов, чтобы 
убивать и громить вовсю. Это ведь политика, а не что другое, говорила мадемуазель Саже с 
видом знатока. Г-же Лекер стало нехорошо; она видела перед собой пылающий рынок; видела, 
как Флоран и его сообщники прячутся ночью в подвалах, чтобы оттуда ринуться на Париж.
     — Ах да! Ведь вот еще какое дело! — сказала вдруг мадемуазель Саже. — После старика 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.