Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

этого большого сада. Между деревьями  сверкала  позолоченная  решетка,  стая
уток плыла по озеру, среди зелени белел новенький мостик в стиле  ренессанс,
а по обеим сторонам  большой  аллеи  на  желтых  стульях  восседали  мамаши;
увлекшись разговором, они забывали про своих детишек, мальчиков  и  девочек,
которые лукаво переглядывались с ужимками рано развившихся ребят.
     Максим и Рене полюбили новый Париж. Они часто разъезжали  по  городу  в
экипаже, делая иногда крюк, чтобы проехаться по тому или иному  бульвару,  к
которому питали особое пристрастие. Их  восхищали  высокие  дома  с  резными
дверьми в широких подъездах, со множеством балконов, где  сверкали  огромные
золотые буквы имен, вывесок,  названий  фирм.  Коляска  быстро  катила,  они
дружелюбно оглядывали серую полосу широких, бесконечно длинных тротуаров, со
скамейками,  пестрыми  колоннами  и  чахлыми  деревьями.  Просвет  бульвара,
уходивший,  постепенно  суживаясь,  в  голубое  пространство  на  горизонте,
непрерывный  двойной  ряд  больших  магазинов,  где   приказчики   улыбались
покупательницам, быстрое движение шумливой толпы - все это давало им  полное
удовлетворение, ощущение совершенства уличной жизни. Им нравилась даже струя
воды, выбрасываемая рукавом для поливки улиц, вздымавшаяся как  белый  дымок
перед лошадиными мордами, стелившаяся затем по земле,  рассыпавшаяся  мелким
дождем под колесами кареты, поднимавшая  легкую  пыль  и  покрывавшая  бурой
тенью мостовую. Им казалось, что экипаж их катится по  ковру  вдоль  прямого
нескончаемого проспекта,  который  провели  исключительно  для  того,  чтобы
избавить их от темных переулков.
     Каждый бульвар становился как бы коридором их  дома.  Веселое  солнышко
смеялось на новых фасадах, зажигало стекла, било  в  полотняные  навесы  над
магазинами и кафе, нагревало асфальт под деловитыми шагами толпы. Когда  они
возвращались домой, немного  оглушенные  яркой  сутолокой  этих  бесконечных
базаров, им приятно было очутиться в тишине парка  Монсо,  в  этом  цветнике
нового Парижа, роскошно распустившемся с первых дней весеннего тепла.
     Когда в угоду моде им  пришлось  покинуть  Париж,  они  отправились  на
морские купанья, но с сожалением вспоминали на  берегу  океана  о  парижских
бульварах. Даже любовь их скучала: она была тепличным  растением,  ей  нужны
были серо-розовая кровать, телесный оттенок шатра, золотистая заря маленькой
гостиной. По вечерам, когда они оставались вдвоем перед расстилавшимся у  их
ног морем, им не о чем было говорить. Рене  пробовала  петь  свой  репертуар
театра "Варьете", аккомпанируя себе на разбитом фортепиано, стоявшем в  углу
ее комнаты в отеле; но  отсыревший  от  морских  ветров  инструмент  издавал
меланхолические звуки, в которых  слышались  голоса  беспредельного  океана.
"Прекрасная Елена" звучала  фантастически  скорбно.  В  утешение  себе  Рене
решила ошеломить  публику  на  пляже  сногсшибательными  костюмами.  Все  ее
приятельницы гурьбой съехались сюда; дамы зевали, с нетерпением ждали зимы и
с горя придумывали купальные костюмы, которые меньше безобразили бы их. Рене
никак не могла убедить Максима купаться. Он до ужаса боялся  воды,  бледнел,
как полотно, когда волны прибоя докатывались до его ботинок, ни  за  что  не
хотел приближаться к краю утеса, обходил все ямки  и  делал  огромный  крюк,
чтобы избежать малейшей крутизны.
     Саккар  приезжал  два-три  раза  навестить  "деток".  Он  говорил,  что
изнемогает от забот. Только в октябре, когда все трое оказались в Париже, он
стал серьезно подумывать о сближении с  женой.  Шароннское  дело  созревало.
План Саккара был ясен и груб. Он рассчитывал поймать  жену  на  удочку,  как
поступил бы с женщиной легкого поведения. Рене  с  каждым  днем  все  больше
нуждалась в деньгах, но из гордости обращалась к мужу лишь в  самых  крайних
случаях. Саккар решил  при  первой  же  просьбе  притвориться  влюбленным  и
возобновить давно порванные отношения, оплатив какой-нибудь крупный  счет  и
воспользовавшись ее радостью по этому поводу.
     В  Париже  Рене  и  Максима  ожидали  крупные  неприятности.  Несколько
векселей, выданных Ларсоно, были просрочены; но они  мало  беспокоили  Рене,
так  как  Саккар,  само  собой  разумеется,  не  спешил  предъявлять  их  ко
взысканию. Гораздо больше пугал ее долг Борису, выросший  до  двухсот  тысяч
франков. Портной требовал уплатить часть долга,  грозя  в  противном  случае
закрыть кредит. Рене бросало в дрожь от одной мысли о скандале, связанном  с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.