Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

огненной дочерью оранжереи. Ее поцелуи распускались и увядали,  как  красные
цветы этой огромной мальвы, которые живут лишь несколько часов и беспрерывно
возрождаются, подобно смертоносным и ненасытным устам гигантской Мессалины.
 
V 
 
     Поцеловав шею жены, Саккар призадумался:  этот  поцелуй  навел  его  на
размышления. Он  давно  уже  не  пользовался  своими  правами  мужа;  разрыв
произошел естественным путем, супруги мало  интересовались  связью,  которая
только тяготила обоих. И если Саккар вздумал вернуться в  спальню  Рене,  то
лишь потому, что конечной  целью  его  супружеских  ласк  являлась  выгодная
афера.
     Шароннское предприятие процветало, но Саккара беспокоила развязка этого
дела,  ему  не  нравились  улыбочки   Ларсоно,   блиставшего   ослепительной
крахмальной манишкой.  Последний  был  всего  лишь  посредником,  подставным
лицом, получавшим за свои услуги десять процентов в счет будущих прибылей. И
хотя "агент по делам отчуждения недвижимостей" не вложил в дело  ни  единого
су, а Саккар  дал  и  средства  на  постройку  кафешантана,  и  принял  меры
предосторожности, обеспечив себя покупкой доли своего компаньона,  векселями
с непроставленными сроками и заранее выданными расписками, все же он не  мог
избавиться от мучительного беспокойства, предвидя подвох со стороны Ларсоно.
Он  предчувствовал,  что  сообщник  намерен  его  шантажировать  с   помощью
подложной описи, которую бережно хранил у себя и которой был всецело  обязан
своим участием в деле.
     Но как крепко сообщники  пожимали  друг  другу  руки!  Ларсоно  называл
Саккара  "дорогим  маэстро".  В  сущности,   он   действительно   восхищался
эквилибристикой этого ловкача, с интересом наблюдая за его  упражнениями  на
туго натянутом канате спекуляций. Мысль надуть Саккара  возбуждала  Ларсоно,
точно какое-то изысканное и острое наслаждение. Он лелеял  неясный  еще  для
него план,  не  зная,  как  воспользоваться  имевшимся  в  его  распоряжении
оружием, боясь, как бы оно не обратилось против него самого. К  тому  же  он
чувствовал, что находится в руках своего бывшего коллеги.
     Земельные участки и постройки, оцененные почти в два миллиона благодаря
искусно составленным инвентарным описям, а  на  самом  деле  не  стоившие  и
четверти  этой  суммы,  должны  были  в  конце  концов  рухнуть   в   бездну
колоссального банкротства, если фея спекуляции не прикоснется  к  ним  своей
золотой палочкой. Согласно  первоначальным  планам,  с  которыми  компаньоны
имели возможность ознакомиться, предполагалось, что новый, бульвар  соединит
венсенский  артиллерийский  парк  с  казармами  принца  Евгения  и,  обогнув
Сент-Антуанское предместье, подведет этот парк  к  центру  Парижа,  захватив
часть участков; но можно  было  опасаться,  что  они  окажутся  лишь  слегка
задетыми,  и  тогда  хитроумная  спекуляция   с   кафешантаном   провалится,
оказавшись слишком безрассудной. В таком случае на руках у Ларсоно останется
довольно сомнительное предприятие. Эта опасность  пугала  его,  особенно  не
давала  ему  покоя  мысль,  что  в  колоссальном   миллионном   грабеже   он
попользуется какими-то жалкими десятью процентами, так как  поневоле  играет
второстепенную роль. Тут уж он не  мог  устоять  перед  яростным  искушением
протянуть руку и отхватить себе изрядный куш.
     А Саккар даже не хотел брать у него взаймы денег для жены, -  настолько
забавлял его грубый мелодраматический прием, так отвечавший его  пристрастию
к сложным коммерческим комбинациям.
     - Нет, нет, дорогой мой, - говорил он со своим провансальским акцентом,
особенно подчеркивая его, когда хотел придать больше пряности своей шутке, -
не будем путать счета... Вы единственный человек  в  Париже,  у  которого  я
поклялся не занимать денег.
     Ларсоно ограничился намеком, что жена  Саккара  бездонная  пропасть,  и
посоветовал не давать ей больше ни гроша: тогда она  немедленно  уступит  им
свою долю участков. Он предпочитает иметь дело только с Саккаром.  Порой  он
нащупывал почву,  говорил  свойственным  ему  равнодушным  и  усталым  тоном
прожигателя жизни:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.