Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и лютики, как и на штофных обоях. Большая серая с  розовым  кровать,  дерево
которой скрывала шелковая обивка, упиралась изголовьем в стену  и  заполняла
полкомнаты  волнами  драпировок  из  гипюра  и  затканного  букетами  шелка,
спадавшими с потолка до самого ковра.  Все  это  напоминало  пышный  женский
наряд с вырезом, буфами, бантами, воланами; широкий полог, раздувавшийся как
юбка, вызывал в воображении образ влюбленной женщины, томно  склонившейся  и
готовой упасть на подушки.
     Под пологом  находилось  святилище;  здесь  в  благоговейном  полумраке
тонули мелко плиссированные  батистовые  оборки,  снег  кружев  и  множество
нежных и прозрачных вещиц.  Монументальная  кровать,  напоминавшая  часовню,
разукрашенную для какого-нибудь праздника,  подавляла  остальную  обстановку
комнаты: низенькие пуфы, зеркало в два метра вышины,  столики  с  множеством
ящиков. На полу был разостлан  голубовато-серый  ковер,  усеянный  бледными,
осыпавшимися розами, а по обе стороны кровати лежали большие черные медвежьи
шкуры, с серебряными когтями, подбитые  розовым  бархатом;  их  головы  были
обращены к окну, а стеклянные глаза устремлены в бездонное небо.
     В комнате царила нежная гармония, приглушенная тишина. Ни единая резкая
нота, ни блеск металла, ни светлая позолота не нарушали мечтательной мелодии
серых и розовых тонов. На отделке камина, на изящной рамке зеркала, на часах
и канделябрах из старинного севрского фарфора  едва  виднелась  позолоченная
медная оправа. Этот гарнитур был подлинным чудом, особенно часы с  хороводом
толстощеких амуров, которые бежали,  наклоняясь,  вокруг  циферблата,  точно
веселая гурьба мальчишек, смеявшихся над  быстро  протекавшим  временем.  От
этой мягкой роскоши,  от  этих  ласкающих  взгляд  нежных  красок  и  вещей,
отвечавших вкусам Рене, в комнате как будто разливался сумрак, как в алькове
с задернутыми занавесками.  Казалось,  кровать  раздавалась  вширь  и  самая
комната с ковром  и  медвежьими  шкурами,  мягкой  мебелью,  мягкой  штофной
обивкой стен, вся эта мягкая от самого пола и  стен  и  до  потолка  комната
представляла лишь огромную кровать. И как на кровати, так и  на  всех  вещах
молодая женщина оставляла свой отпечаток, тепло и благоухание  своего  тела.
Раздвигая двойные портьеры будуара, казалось, будто  приподнимаешь  стеганое
шелковое одеяло, скрывающее какое-то огромное ложе, еще  теплое  и  влажное,
где на тонком полотне сохранились очертания  прелестных  форм,  сна  и  грез
тридцатилетней парижанки.
     Большая смежная комната служила гардеробной;  вдоль  ее  высоких  стен,
обтянутых старинной персидской тканью, стояли высокие шкафы розового дерева,
в которых находилась целая армия платьев. Аккуратная Селеста вешала платья в
порядке их давности, нумеровала, вносила арифметические вычисления в голубые
и желтые  фантазии  своей  хозяйки;  горничная  поддерживала  в  гардеробной
благоговейный порядок ризницы и чистоту призовой конюшни. Никакой мебели там
не было, ни одной  тряпки  не  валялось;  шкафы  блестели  холодным  светлым
глянцем, как лакированные стенки кареты.
     Но лучшим украшением дома была туалетная комната Рене; об этой  комнате
говорил весь Париж. "Туалетная красавицы Саккар"  -  эти  слова  произносили
так, как сказали бы "зеркальная галерея в Версале". Комната эта находилась в
одной из башенок как раз над маленькой желтой  гостиной.  Глазам  входившего
сюда представлялся большой  круглый  шатер,  волшебный  Шатер,  разбитый  по
приказу какой-нибудь  мечтательной  и  влюбленной  воительницы.  С  середины
потолка,  из-под  серебряного  чеканного  венца,  спускались   полы   шатра,
расходясь округленным сводом и  спадая  вдоль  стен  до  полу.  Эта  богатая
драпировка из светлой кисеи, подбитой розовым шелком, собрана была местами в
широкие складки, а между ними просвечивали гипюровые  прошивки,  обрамленные
прутьями  из  червленого  серебра,  которые  сбегали  от  венца  вдоль  всей
драпировки. Серо-розовые тона спальни становились здесь светлее, переходя  в
бело-розовый цвет обнаженного тела.  Эта  кружевная  колыбель  под  пологом,
оставлявшим свободным только небольшой круг потолка под венцом - голубоватое
пространство, где художник Шаплен изобразил  смеющегося  амура,  натянувшего
лук, производила впечатление бонбоньерки  или  ценного  ларца  для  хранения
бриллиантов, но предназначенного скрывать не блеск камней, а женскую наготу.
Под ногами расстилался белоснежный ковер без единого цветка. Зеркальный шкаф

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.