Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

плечам, столь известным официальному Парижу и являвшим собою  твердую  опору
империи. Рене носила декольте с таким  презрением  к  посторонним  взглядам,
столько спокойствия и нежности было в ее наготе, что она  даже  не  казалась
неприличной. Великий политический деятель Эжен Ругон, ясно сознавая, что эта
грудь еще красноречивее, чем его речи в парламенте, еще мягче и убедительнее
доказывает всю прелесть наполеоновского царствования, внушает  веру  в  него
скептикам, подошел к невестке, чтобы похвалить ее за смелость, с  какою  она
решилась вырезать лиф на два пальца ниже обычного. Присутствовал почти  весь
Законодательный корпус, и по тому, как депутаты смотрели  на  Рене,  министр
заранее предвкушал успех, с каким он проведет на  следующий  день  городской
заем - дело довольно щекотливое. Нельзя же  голосовать  против  власти,  при
которой на почве, удобренной миллионами, мог вырасти цветок,  подобный  этой
Рене, такой удивительный цветок, созданный для  неги,  с  атласной  кожей  и
наготой статуи, живое воплощение сладострастия, веявшее теплым  благоуханием
наслаждения. Но больше всего толков возбудили  на  балу  ожерелье  и  эгрет.
Мужчинам драгоценности эти были знакомы. Женщины украдкой показывали на  них
друг другу глазами. Весь вечер только о них и говорилось. И  в  ярком  свете
люстр тянулась анфилада салонов, переполненных блестящей толпой, - как будто
целый  сонм  падающих  звезд  хаотически   рассыпался   в   слишком   тесном
пространстве.
     Около часу ночи Саккар исчез. Он насладился успехом жены, как  человек,
которому неожиданно удалась блестящая операция. Кредит его  стал  еще  более
солидным. Ему надо было зайти по какому-то делу к Лауре д'Ориньи;  он  ушел,
попросив Максима проводить Рене после бала домой.
     Максим благоразумно провел весь вечер возле  Луизы  Марейль;  оба  были
чрезвычайно заняты злословием по адресу дам, проходивших мимо них. И если им
удавалось придумать какую-нибудь особенно забавную глупость,  они  хохотали,
заглушая смех платком. Рене пришлось самой просить Максима проводить  ее.  В
карете она  все  еще  была  полна  нервной  веселости,  вся  еще  трепетала,
опьяненная светом, благоуханием, шумом бальных зал. Казалось, она уже забыла
про ту "глупость" на бульваре, как говорил Максим. Рене только спросила  его
странным тоном:
     - Эта маленькая горбунья действительно так забавна?
     - О да, необыкновенно забавна... - ответил Максим, все еще смеясь. - Ты
ведь видала в прическе у герцогини де Стерних желтую птицу?  Так  вот  Луиза
утверждает, что у этой птицы внутри  механизм,  -  она  хлопает  крыльями  и
каждый час кричит герцогу: ку-ку, ку-ку!
     Рене нашла очень комичной эту шутку эмансипированной пансионерки. Когда
они приехали домой и Максим стал прощаться, Рене сказала ему:
     - Разве ты не зайдешь? Селеста, вероятно, приготовила мне поужинать.
     Максим поднялся с  обычной  развязностью.  Наверху  никакого  ужина  не
оказалось, а Селеста спала. Рене пришлось самой  зажечь  канделябр  с  тремя
свечами. Ее руки слегка дрожали.
     - Какая глупая, - сказала она по адресу горничной,  -  она,  верно,  не
поняла меня... Ну как я без нее разденусь?
     Рене прошла в туалетную комнату. Максим отправился туда вслед  за  нею,
чтобы повторить остроумное выражение Луизы, не выходившее у него из  головы;
он был совершенно спокоен,  как  будто  засиделся  у  приятеля,  даже  вынул
портсигар, намереваясь закурить  сигару.  Но  тут  Рене,  поставив  на  стол
канделябр, обернулась, безмолвная, волнующая, и сжала  в  объятиях  пасынка,
прижимаясь губами к его губам.
     Комнаты Рене,  настоящее  гнездышко  из  шелка  и  кружев,  были  чудом
кокетливой роскоши. Спальне  предшествовал  крошечный  будуар;  обе  комнаты
соединялись в одну, - вернее, будуар служил как  бы  преддверием  спальни  -
большого алькова с  несколькими  кушетками;  настоящей  двери  не  было,  ее
заменяла двойная портьера. Стены в  обеих  комнатах  были  обтянуты  матовым
шелковым штофом серого цвета, затканным огромными букетами роз, белой сирени
и лютиков. Занавеси и портьеры были в серую и розовую полоску. В спальне  на
белом мраморном камине, подлинном  произведении  искусства,  инкрустации  из
ляпис-лазури и ценная мозаика изображали корзины цветов, розы, белую  сирень

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.