Случайный афоризм
Поэт - это человек, у которого слова не расходятся с рифмой. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

маклерши, точно теплая монотонно журчащая струя воды.
     - Вашу жизнь испортила госпожа Лоуренс. Вы все не верили мне. Ах, если,
бы вы мне доверились, вам не пришлось бы теперь плакать у камина...  Ведь  я
вас люблю всей душой, моя красавица. У вас очаровательная ножка!  Вы  будете
надо мной смеяться, - но я уж вам расскажу, какая я глупая:  стоит  мне  три
дня не видеть нас, так меня и тянет прибежать  сюда,  полюбоваться  на  вашу
красоту. Да, да, иначе мне чего-то нехватает - мне нужно наглядеться на ваши
чудные волосы, на ваше белое нежное личико, на вашу тонкую талию... Право, я
никогда не видела подобной талии.
     Рене, наконец, улыбнулась. Даже ее любовники не говорили о ее красоте с
таким жаром, с таким благоговейным экстазом. Сидония заметила ее улыбку.
     - Ну вот, значит, решено, - сказала она, быстро поднимаясь. - Я болтаю,
болтаю, у вас голова трещит от моей болтовни... Завтра вы ко мне придете,  и
мы поговорим о деньгах, поищем заимодавца, так?.. Слышите? Я хочу, чтобы  вы
были счастливой.
     Рене, не двигаясь, разнеженная жарой, ответила не сразу, как  будто  ей
пришлось приложить огромное усилие, чтобы, понять, о чем говорилось рядом  с
нею.
     - Да, я приду, обязательно приду; мы побеседуем,  только  не  завтра...
Вормс удовлетворится, если получит часть денег в счет долга. Когда он  снова
начнет ко мне приставать, мы посмотрим... Не  говорите  со  мной  больше  об
этом. У меня голова трещит от дел.
     Сидония осталась очень недовольна. Она хотела  снова  было  усесться  и
возобновить свои ласкающие речи;  но,  видя  утомленную  позу  Рене,  решила
отложить атаку до другого раза. Она вынула из  кармана  пачку  бумаг,  потом
отыскала какую-то розовую коробочку.
     - Я ведь зашла, чтобы рекомендовать вам  новое  мыло,  -  сказала  она,
возвращаясь  к  своему  тону  маклерши.  -  Меня  интересует   изобретатель,
очаровательный молодой человек. Мыло очень  мягкое,  незаменимое  для  кожи.
Попробуйте его, пожалуйста, и порекомендуйте своим приятельницам.  Хорошо?..
Я положу его вот сюда, на камин.
     Сидония дошла до двери и  вдруг  вернулась;  стоя  в  розовом  отблеске
горящих углей, освещавших ее прямую фигуру и восковое  лицо,  она  принялась
расхваливать эластичный пояс - изобретение, долженствующее заменить корсет.
     - Талия делается совершенно круглой, настоящая осиная талия, - говорила
она... - Я спасла изобретателя от банкротства... Когда вы придете ко мне, то
примерите образчик пояса, если захотите... Пришлось целую неделю  бегать  по
адвокатам. Документы у меня в кармане, и я прямо от вас  пойду  к  судебному
приставу, чтобы покончить с этим делом. До скорого  свидания,  милочка.  Жду
вас, мне хочется осушить ваши чудные глазки.
     Сидония выскользнула из комнаты и исчезла. Рене даже  не  слышала,  как
закрылась за  нею  дверь.  Она  осталась  у  догоравшего  камина,  продолжая
грезить; голова ее была полна танцующих  цифр,  вдали  ей  слышались  голоса
Саккара и Сидонии, предлагавшие ей крупные суммы  денег  тоном  оценщика  на
аукционе, где продается мебель. На шее она ощущала грубый  поцелуй  мужа,  а
обернувшись, видела у своих ног маклершу в черном платье, с  дряблым  лицом,
восторженной речью, - она превозносила совершенства Рене и в позе  покорного
любовника умоляла о свидании. Это вызвало у  Рене  улыбку.  Жара  в  комнате
становилась все более удушливой. Оцепенение, охватившее молодую женщину,  ее
причудливые мечты были лишь легким, искусственным сном, в котором она  вновь
и вновь видела маленький кабинет на бульваре и широкий диван, где  упала  на
колени. Она больше не  мучилась,  и  когда  поднимала  веки,  то  в  розовых
отблесках догоравших углей перед нею вставал образ Максима.
     На другой день, на балу в  министерстве,  красавица  г-жа  Саккар  была
изумительно хороша. Вормс согласился взять пятьдесят  тысяч  в  счет  долга;
Рене вышла из этого денежного затруднения и смеялась, будто  выздоровела  от
болезни. Когда она проходила по, за лам в роскошном наряде из розового  фая,
отделанном дорогим белым кружевом, с длинным шлейфом в стиле  Людовика  XIV,
пронесся восторженный ропот; мужчины проталкивались  вперед,  чтобы  увидеть
ее. А близкие друзья  склонялись  перед  нею,  воздавая  должное  прекрасным

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.