Случайный афоризм
Моя родина там, где моя библиотека. (Эразм Роттердамский)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

работ. Благодаря связи с ратушей он был заранее осведомлен о прокладке новых
улиц. Как только Ларсоно узнавал от межевого  агента  о  намечавшемся  новом
бульваре,  он  тотчас  же  предлагал  свои  услуги  домовладельцам,  которым
угрожало отчуждение. Он внушал клиентам,  что  у  него  имеется  возможность
увеличить сумму возмещения  убытков,  если  начать  действовать  до  издания
правительственного  указа.  Когда  домовладелец  принимал  его  предложение,
Ларсоно брал все расходы на себя, составлял план владения,  писал  докладную
записку, вел дело в суде, приглашал на свой счет  адвоката,  и  все  это  за
определенный процент с разницы между суммой, предложенной городом, и суммой,
назначенной жюри. Но за этой до некоторой степени благовидной  деятельностью
скрывалось многое другое. Главным его занятием было  ростовщичество.  Он  не
был ростовщиком старой школы - оборванным, грязным, с  холодными  и  немыми,
точно  серебряная  монета,  глазами,  с  бледными,  стиснутыми,  как   замок
кошелька, губами. Ларсоно улыбался,  бросал  чарующие  взгляды,  одевался  у
Дюзотуа, завтракал у Бребана со своей жертвой, которую называл "дорогуша"  и
угощал за десертом гаванской сигарой. По существу, этот  Ларсоно  в  изящных
жилетах, стягивавших его тонкую талию, был страшным человеком, способным, не
теряя приветливости, довести  своим  преследованием  должника,  подписавшего
вексель, до самоубийства.
     Саккар охотно поискал бы другого компаньона. Но его  все  еще  тревожил
подлог в инвентарной описи, которую Ларсоно бережно хранил у  себя.  Аристид
предпочел  пригласить  для  участия  в  деле   бывшего   своего   сообщника,
рассчитывая воспользоваться  каким-нибудь  обстоятельством,  чтобы  овладеть
компрометировавшим его документом. Ларсоно выстроил кафешантан -  деревянное
оштукатуренное сооружение, украшенное колоколенками из жести, раскрашенной в
желтый и красный цвет. Сад с играми пользовался успехом в  густо  населенном
квартале Шаронны. Через два года предприятие  как  будто  стало  процветать,
хотя в  действительности  барыши  были  невелики.  Саккар  не  иначе  как  с
восторгом говорил жене, какое  блестящее  будущее  сулит  осуществление  его
идеи.
     Видя, что муж не  собирается  вылезать  из  камина,  откуда  его  голос
доносился все глуше и глуше, Рене сказала:
     - Я сегодня же повидаюсь с Ларсоно, это единственный выход.
     Тогда Саккар бросил полено, с которым возился:
     - Все уже сделано, дорогая,  -  ответил  он  улыбаясь.  -  Разве  я  не
предупреждаю все ваши желания?.. Я встретился с Ларсоно вчера.
     - И он обещал вам дать сто тридцать  шесть  тысяч?  -  спросила  она  с
тревогой.
     Саккар соорудил между двумя горящими  головешками  маленькую  горку  из
пылающих углей, осторожно собирая кончиками щипцов самые мелкие угольки, и с
удовлетворением смотрел на  образовавшийся  холмик,  который  он  воздвиг  с
неподражаемым искусством.
     - О, как вы спешите!.. - пробормотал он. -  Сто  тридцать  шесть  тысяч
франков сумма не малая... Ларсоно человек добрый, но  касса  его  еще  очень
скромна. Он готов оказать вам услугу...
     Аристид тянул, щурил глаза, подправлял  обрушившийся  с  одной  стороны
холмик. Эта игра спутала мысли его жены,  она  невольно  начала  следить  за
работой мужа, который становился все более  неловким;  она  даже  попыталась
дать ему совет. Забыв Бориса, счет, недостаток денег, она, наконец, сказала:
     - Да положите вон тот большой уголь вниз, тогда другие удержатся.
     Муж послушался ее совета и добавил:
     - Ларсоно может дать не более  пятидесяти  тысяч  франков;  это  совсем
неплохой задаток... Только он не хочет смешивать это дело с  шароннским.  Он
только посредник, понимаете, дорогая? Лицо, дающее  взаймы  деньги,  требует
огромные проценты, вексель в  восемьдесят  тысяч  франков  сроком  на  шесть
месяцев.
     И  увенчав  холм  остроконечным  угольком,  Саккар  скрестил  руки,  не
выпуская щипцов, и в упор посмотрел на жену.
     - Восемьдесят тысяч! - воскликнула она. - Да ведь это разбой!.. Неужели
вы советуете мне пойти на такое безумие?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.