Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

"Всеобщую  компанию  марокканских  портов...".  Нам,   разумеется,   незачем
требовать друг от друга счетов, не правда ли? Я только  хочу  вам  доказать,
как превратно судят иногда о бедных мужьях.
     У Саккара была, повидимому, веская причина лгать меньше обычного.  Суть
заключалась в том,  что  приданого  Рене  давно  уже  не  существовало;  оно
превратилось в кассе Саккара в фиктивную ценность, и хотя он  выплачивал  за
него двести или триста процентов и даже больше, но не мог представить ни од-
ной процентной бумаги или  вернуть  наличными  хотя  бы  малейшую  сумму  от
первоначального капитала. Как он и сознался - впрочем, только наполовину,  -
пятьсот тысяч франков за солонское имение ушли на уплату первого  взноса  за
особняк и обстановку, которые стоили в общей сложности около двух миллионов.
Он еще должен был обойщику и подрядчику.
     - Я ничего от вас не требую, - сказала, наконец, Рене, - я знаю, что  я
перед вами в большом долгу.
     - Ах, дорогая, - воскликнул он, взяв руку жены, но не выпуская  щипцов,
- какие у вас нехорошие мысли!.. Скажу вам в двух словах: мне не повезло  на
бирже, Тутен-Ларош наделал  глупостей,  Миньон  и  Шарье  оказались  грубыми
скотами и ввели меня в убытки. Вот почему я не могу оплатить  ваш  счет.  Вы
ведь прощаете мне, не так ли?
     Саккар действительно был взволнован. Он просунул щипцы между поленьями,
от них ракетами полетели искры.  Рене  вспомнила,  что  за  последнее  время
Саккар чем-то расстроен, но была далека от ошеломляющей истины. Повседневная
жизнь Саккара обратилась в вечную необходимость ловко выходить из положения.
Он жил в особняке, стоившем два миллиона, жил по-княжески, на широкую  ногу,
а иногда наутро у него в кассе не оставалось и тысячи франков.  Его  расходы
не уменьшились. Он жил в долг, и толпа кредиторов изо дня в  день  поглощала
скандальные барыши от тех или иных его предприятий. В  те  дни,  даже  в  ту
самую  минуту,  под   ногами   Саккара   рушились   торговые   товарищества,
разверзались глубокие ямы, через которые он прыгал, не имея  возможности  их
заполнить. Он ходил  точно  по  заминированной  почве,  постоянно  переживая
кризис, оплачивал счета  в  пятьдесят  тысяч  франков  и  не  мог  заплатить
жалованья своему кучеру; но держался он со все  возрастающим  апломбом,  все
яростнее опустошал свою пустую кассу, откуда продолжала изливаться на  Париж
из легендарных источников золотая река.
     Для спекуляции настали плохие времена.  Саккар  был  достойным  детищем
городской  ратуши.  Он  успел   с   невероятной   быстротой   преобразиться,
лихорадочно наслаждался жизнью и безумным мотовством - всем,  что  потрясало
тогда Париж. А теперь так же, как и  город,  он  оказался  лицом  к  лицу  с
огромным дефицитом, который надо было во что бы  то  ни  стало  покрыть  без
огласки, потому что Саккар и слышать не хотел о  благоразумной  экономии,  о
спокойной буржуазной жизни. Он предпочитал сохранить бесполезную  роскошь  и
реальную  нищету  этих  вновь  пролагаемых  улиц,  откуда  черпал  ежедневно
колоссальные средства, от которых к вечеру ничего не оставалось. После  всех
спекуляций  у  него  сохранился  лишь  позолоченный   фасад   отсутствующего
капитала. В тот час сам Париж не мог бы с большей горячностью  поставить  на
карту свое будущее, кинуться очертя голову  навстречу  всем  безрассудствам,
всем  финансовым  надувательствам.  Надвигалась  грозная  ликвидация.  Самые
блестящие спекуляции гибли в руках Саккара. Он потерпел  крупные  убытки  на
бирже,  как  и  говорил  Рене.  Тутен-Ларош  чуть  было  не  пустил  ко  дну
"Винодельческий кредит" игрой  на  повышение,  которая  внезапно  обернулась
против него; к  счастью,  правительство  тайно  вмешалось  в  дело  и  снова
поставило   на   ноги   пресловутый   механизм   винодельческих   закладных.
Благосостояние Саккара сильно пошатнулось от этой двойной встряски,  к  тому
же он получил большой нагоняй  от  своего  брата,  министра,  за  тот  риск,
которому  подверглась  устойчивость  выпущенных   городом   платежных   бон,
поколебавшаяся вместе с акциями "Винодельческого кредита".  Еще  меньше  ему
повезло в спекуляциях с земельными участками. Миньон  и  Шарье  окончательно
порвали с ним, и если он  обвинял  их,  то  только  потому,  что  злился  на
собственные ошибки. Он застраивал участки, между тем как  они  осмотрительно
продавали свои. Подрядчики разбогатели, а у него  остались  на  руках  дома,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.