Случайный афоризм
Стихи, даже самые великие, не делают автора счастливым. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

встревожилась, хотела было отказать, но раздумала. Накануне она  представила
Саккару счет от Вормса в сто тридцать шесть тысяч франков - сумму  несколько
высокую-и думала, что он хочет сам галантно вручить ей чек.
     Рене вспомнила про развившиеся накануне локоны и машинально взглянула в
зеркало на свои волосы, которые Селеста заплела в толстые  косы.  Затем  она
свернулась клубочком у камина, завернувшись в кружевной пеньюар. Апартаменты
Саккара были расположены в том же этаже, симметрично с  комнатами  жены;  он
явился к ней по-домашнему - в халате  и  ночных  туфлях.  Саккар  заходил  в
комнаты Рене не более чем раз в месяц, а иногда и  реже,  всегда  по  поводу
каких-нибудь щекотливых денежных дел. В то утро  у  него  были  покрасневшие
глаза и бледное лицо - очевидно, он не спал всю ночь. Он галантно  поцеловал
руку жены.
     - Вы нездоровы, дорогая?  -  произнес  он,  садясь  по  другую  сторону
камина. - Легкая мигрень, не так ли?.. Простите, что я надоедаю  вам  всякой
деловой тарабарщиной, но вопрос довольно серьезный...
     Саккар вынул из кармана халата счет от Вормса, который Рене  узнала  по
глянцевитой бумаге.
     - Я нашел вчера этот счет у себя на письменном столе, - продолжал он, -
но, к великому моему огорчению, никак не могу сейчас его оплатить.
     Он искоса посмотрел, какое впечатление произвели  на  Рене  эти  слова;
она, видимо, очень удивилась. Саккар продолжал, улыбаясь:
     - Вы ведь знаете, дорогая, что я не привык вмешиваться в ваши  расходы;
но не скрою, некоторые детали счета меня удивили, например, хотя  бы  здесь,
на второй странице: "Бальное платье: материя  -  70  франков,  фасон  -  600
франков, заимообразно 5 000 франков, вода доктора Пьера -  6  франков".  Это
платье в семьдесят франков обошлось, пожалуй, дороговато... Но я,  насколько
вам известно, понимаю все человеческие слабости. Счет на сто тридцать  шесть
тысяч франков, и вы  были  даже  умницей,  разумеется,  относительно...  Но,
повторяю, я сейчас стеснен в деньгах и не могу заплатить.
     Рене, сдерживая досаду, протянула руку.
     - Хорошо, - сухо проговорила она, - отдайте счет, я подумаю.
     - Вижу, что вы  мне  не  верите,  -  пробормотал  Саккар,  с  некоторым
торжеством  наслаждаясь  недоверчивым  отношением  жены   к   его   денежным
затруднениям. - Я не говорю, что моему положению что-либо угрожает, но  дела
сейчас очень неустойчивы... Позвольте объяснить вам, хотя это и  скучно;  вы
доверили мне ваше приданое, и я обязан говорить с полной откровенностью.
     Саккар положил счет на камин,  взял  щипцы,  стал  мешать  угли.  Мания
ворошить золу во время  деловых  разговоров  была  своего  рода  расчетом  и
обратилась у него в привычку. Когда ему бывало неудобно  произнести  ту  или
другую  цифру  или  фразу,  он  производил  в  камине  разрушение,  а  затем
принимался тщательно исправлять его, собирал поленья в  кучу,  подбирал  все
щепочки. Иной раз он чуть не залезал в камин, разыскивая затерявшийся в золе
уголек. Голос его звучал  тогда  глуше,  собеседники  с  интересом  начинали
следить за его мудреными сооружениями из горящих углей, уже не прислушиваясь
к его словам, и уходили обычно побежденные и довольные. Даже в  чужих  домах
он деспотично овладевал каминными щипцами. Летом он вертел в руках перо, нож
для разрезания  бумаги  или  перочинный  ножик.  Сильно  ударив  щипцами  по
угольям, он проговорил:
     - Я еще раз прошу у вас извинения, дорогая, за  вез  эти  детали.  Я  с
точностью выплачивал проценты с капитала, который вы мне доверили; могу даже
сказать без всякого намерения вас обидеть, что смотрел на эту  ренту  только
как на ваши карманные деньги, всегда  оплачивал  ваши  счета  и  никогда  не
требовал от вас половинной доли участия в общих расходах по хозяйству.
     Саккар замолчал. Рене чувствовала себя неловко; она  смотрела,  как  он
делал в золе ямку, чтобы зарыть в ней головню. Саккар подошел к  щекотливому
признанию.
     - Вы, конечно, понимаете, что ваши деньги надо было пустить в оборот  и
получить побольше прибыли; не беспокойтесь, капитал в хороших  руках...  Что
касается денег, вырученных за солонское поместье, то  они  частью  пошли  на
уплату за наш дом,  а  остаток  я  поместил  в  превосходное  предприятие  -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.