Случайный афоризм
Хорошая библиотека оказывает поддержку при всяком расположении духа. (Ш. Талейран)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неопределенных желаниях, которыми  так  полны  женские  мечты.  По  широкому
тротуару волочились  шлейфы  продажных  женщин,  башмаки  мужчин  стучали  с
какой-то особой фамильярностью, и ей казалось, что по этому серому  асфальту
мчатся  удовольствия  и  наслаждения  доступной  любви,  в  ней  пробудились
уснувшие  вожделения,  она  уже  забывала  покинутый  ею  идиотский  бал   в
предвкушении других, более утонченных радостей. Она видела в окнах отдельных
кабинетов ресторана мелькавшие на белизне занавесок тени женщин и мужчин. По
этому поводу Максим рассказал ей довольно рискованную  историю  о  том,  как
один муж застиг свою  жену  с  любовником,  узнав  их  по  тени  на  оконной
занавеске. Рене едва слушала, а он развеселился и, взяв  ее  за  руки,  стал
дразнить беднягой де Мюсси. Когда на обратном пути они снова проезжали  мимо
Бребана, Рене вдруг сказала:
     - Знаешь, господин де Сафре пригласил меня сегодня ужинать!
     - О, тебе не пришлось бы полакомиться тонким ужином, - ответил, смеясь,
Максим, - Сафре совершенно лишен кулинарного воображения. Оно не идет у него
дальше салата из омаров.
     - Нет, нет, он обещал заказать устрицы  и  холодную  куропатку.  Но  он
говорил мне "ты", и мне было очень неловко... - Рене  замолчала,  посмотрела
еще раз на бульвар, потом огорченно добавила:
     - Хуже всего, что я ужасно голодна.
     - Как, ты  голодна?  -  воскликнул  Максим.  -  Чего  же  проще,  давай
поужинаем вместе. Хочешь?
     Он говорил совершенно спокойно, но она сперва отказалась,  уверяя,  что
Селеста  приготовила  ей  ужин  дома.  Максим,  не  желая   показываться   в
"Английском кафе", велел фиакру остановиться на углу улицы Ле-Пелетье  перед
кафе "Риш". Он даже вышел из кареты, а так  как  Рене  все  еще  колебалась,
проговорил:
     - Ну, раз ты боишься, что я тебя скомпрометирую, я сяду на козлы  рядом
с кучером и отвезу тебя к твоему мужу.
     Рене улыбнулась и вышла из экипажа, двигаясь осторожно,  точно  птичка,
которая боится намочить лапки. Она сияла.  Тротуар  обжигал  ее,  пронизывал
сладкой дрожью страха и удовлетворенного желания. Все время, пока они ехали,
ее так и подмывало выскочить на тротуар. Она перешла  его  мелкими  шажками,
боязливо, но опасение, что ее увидят, доставило ей острое  удовольствие.  Ее
похождение положительно превращалось в интересное приключение. Конечно,  она
ничуть не жалела, что отказалась от грубого приглашения де Сафре, но ей было
ужасно досадно возвратиться домой, и она радовалась, что  Максиму  пришла  в
голову мысль дать ей вкусить от запретного плода. Максим быстро,  как  дома,
взбежал по лестнице. Рене, задыхаясь, шла за ним. В воздухе  носился  легкий
запах жареной рыбы и дичи, а от ковра, натянутого  на  ступеньки  с  помощью
медных прутьев, пахло пылью, и это еще сильнее волновало Рене.
     Когда они поднялись на антресоли, им  попался  представительный  лакей,
отступивший к стене, чтобы дать им дорогу.
     - Шарль, - обратился к нему  Максим,  -  вы  сами  подадите  нам  ужин,
хорошо?.. Проводите нас в белый кабинет.
     Шарль  поклонился,  поднялся  на  несколько  ступенек  и  открыл  дверь
кабинета. Газ был приспущен. Рене показалось, что она  вступила  в  полумрак
подозрительного, но очаровательного места.
     В широко раскрытое окно врывался нескончаемый  гул,  а  на  потолке,  в
отблесках ярко освещенного кафе,  находившегося  внизу,  быстро  проносились
тени прохожих. Но лакей пальцем открутил газ. С потолка исчезли тени,  яркий
свет залил комнату,  осветив  головку  молодой  женщины.  Она  уже  откинула
капюшон. Завитки ее немного растрепались  в  карете,  но  голубая  лента  не
сдвинулась. Рене принялась ходить по комнате, стесняясь взглядов Шарля, - он
подмигивал, щурился, чтобы лучше ее разглядеть, и взгляд его  ясно  говорил:
"Этой я еще не знаю".
     - Что прикажете подать? - спросил он громко. Максим повернулся к Рене.
     - Меню господина де Сафре. Не так ли? - спросил он. - Устрицы,  молодую
куропатку...
     Видя, что Максим улыбается, Шарль тоже осклабился и тихо проговорил:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.