Случайный афоризм
Никто не может быть хорошим поэтом без душевного огня и без некоторого вдохновения - своего рода безумия. То же самое говорят Демокрит и Платон. Марк Туллий Цицерон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неопределенных желаниях, которыми  так  полны  женские  мечты.  По  широкому
тротуару волочились  шлейфы  продажных  женщин,  башмаки  мужчин  стучали  с
какой-то особой фамильярностью, и ей казалось, что по этому серому  асфальту
мчатся  удовольствия  и  наслаждения  доступной  любви,  в  ней  пробудились
уснувшие  вожделения,  она  уже  забывала  покинутый  ею  идиотский  бал   в
предвкушении других, более утонченных радостей. Она видела в окнах отдельных
кабинетов ресторана мелькавшие на белизне занавесок тени женщин и мужчин. По
этому поводу Максим рассказал ей довольно рискованную  историю  о  том,  как
один муж застиг свою  жену  с  любовником,  узнав  их  по  тени  на  оконной
занавеске. Рене едва слушала, а он развеселился и, взяв  ее  за  руки,  стал
дразнить беднягой де Мюсси. Когда на обратном пути они снова проезжали  мимо
Бребана, Рене вдруг сказала:
     - Знаешь, господин де Сафре пригласил меня сегодня ужинать!
     - О, тебе не пришлось бы полакомиться тонким ужином, - ответил, смеясь,
Максим, - Сафре совершенно лишен кулинарного воображения. Оно не идет у него
дальше салата из омаров.
     - Нет, нет, он обещал заказать устрицы  и  холодную  куропатку.  Но  он
говорил мне "ты", и мне было очень неловко... - Рене  замолчала,  посмотрела
еще раз на бульвар, потом огорченно добавила:
     - Хуже всего, что я ужасно голодна.
     - Как, ты  голодна?  -  воскликнул  Максим.  -  Чего  же  проще,  давай
поужинаем вместе. Хочешь?
     Он говорил совершенно спокойно, но она сперва отказалась,  уверяя,  что
Селеста  приготовила  ей  ужин  дома.  Максим,  не  желая   показываться   в
"Английском кафе", велел фиакру остановиться на углу улицы Ле-Пелетье  перед
кафе "Риш". Он даже вышел из кареты, а так  как  Рене  все  еще  колебалась,
проговорил:
     - Ну, раз ты боишься, что я тебя скомпрометирую, я сяду на козлы  рядом
с кучером и отвезу тебя к твоему мужу.
     Рене улыбнулась и вышла из экипажа, двигаясь осторожно,  точно  птичка,
которая боится намочить лапки. Она сияла.  Тротуар  обжигал  ее,  пронизывал
сладкой дрожью страха и удовлетворенного желания. Все время, пока они ехали,
ее так и подмывало выскочить на тротуар. Она перешла  его  мелкими  шажками,
боязливо, но опасение, что ее увидят, доставило ей острое  удовольствие.  Ее
похождение положительно превращалось в интересное приключение. Конечно,  она
ничуть не жалела, что отказалась от грубого приглашения де Сафре, но ей было
ужасно досадно возвратиться домой, и она радовалась, что  Максиму  пришла  в
голову мысль дать ей вкусить от запретного плода. Максим быстро,  как  дома,
взбежал по лестнице. Рене, задыхаясь, шла за ним. В воздухе  носился  легкий
запах жареной рыбы и дичи, а от ковра, натянутого  на  ступеньки  с  помощью
медных прутьев, пахло пылью, и это еще сильнее волновало Рене.
     Когда они поднялись на антресоли, им  попался  представительный  лакей,
отступивший к стене, чтобы дать им дорогу.
     - Шарль, - обратился к нему  Максим,  -  вы  сами  подадите  нам  ужин,
хорошо?.. Проводите нас в белый кабинет.
     Шарль  поклонился,  поднялся  на  несколько  ступенек  и  открыл  дверь
кабинета. Газ был приспущен. Рене показалось, что она  вступила  в  полумрак
подозрительного, но очаровательного места.
     В широко раскрытое окно врывался нескончаемый  гул,  а  на  потолке,  в
отблесках ярко освещенного кафе,  находившегося  внизу,  быстро  проносились
тени прохожих. Но лакей пальцем открутил газ. С потолка исчезли тени,  яркий
свет залил комнату,  осветив  головку  молодой  женщины.  Она  уже  откинула
капюшон. Завитки ее немного растрепались  в  карете,  но  голубая  лента  не
сдвинулась. Рене принялась ходить по комнате, стесняясь взглядов Шарля, - он
подмигивал, щурился, чтобы лучше ее разглядеть, и взгляд его  ясно  говорил:
"Этой я еще не знаю".
     - Что прикажете подать? - спросил он громко. Максим повернулся к Рене.
     - Меню господина де Сафре. Не так ли? - спросил он. - Устрицы,  молодую
куропатку...
     Видя, что Максим улыбается, Шарль тоже осклабился и тихо проговорил:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.