Случайный афоризм
Современный писатель не тот, кого почитают, а кого еще и читают. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

половодье, приданое Рене завертелось,  унеслось,  утонуло.  Вначале  она  не
доверяла мужу, хотела сама управлять своим состоянием, но  скоро  устала  от
дел, а затем почувствовала себя бедной  по  сравнению  с  ним.  Обремененная
долгами, она вынуждена была обращаться к Саккару и, занимая у  него  деньги,
отдавала себя в его руки. С  каждым  новым  счетом,  который  он  оплачивал,
улыбаясь, как человек, снисходивший к людским слабостям, она становилась все
более зависимой, доверяла ему свои процентные бумаги, разрешала ту или  иную
продажу. Когда супруги переселились в особняк у парка  Монсо,  Саккар  почти
окончательно обобрал Рене. Он заменил  собою  государство  и  выплачивал  ей
проценты со ста тысяч, вырученных от  продажи  дома  на  улице  Пепиньер;  с
другой стороны, он убедил жену продать поместье в Солони и вложить деньги  в
крупное предприятие, по его словам - замечательное.  Таким  образом,  у  нее
остались только шароннские участки, которые она упорно отказывалась продать,
чтобы не огорчив добрейшую тетю  Елизавету.  Но  Саккар  и  тут  подготовлял
ловкий трюк с помощью своего старого сообщника Ларсоно. Впрочем, Рене все же
оставалась обязанной мужу: если Саккар и воспользовался  ее  состоянием,  то
процентов платил ей в пять или шесть раз больше обычного.  Проценты  со  ста
тысяч франков вместе с доходами от солонского поместья составляли  не  более
девяти или десяти тысяч франков; этого едва хватало на оплату ее  белошвейки
и башмачника. Муж платил ей или за нее в  пятнадцать,  двадцать  раз  больше
этой ничтожной суммы. Он мог  неделю  изощряться,  как  украсть  у  нее  сто
франков, и в то же время содержал ее по-царски. Поэтому  Рене,  как  и  все,
питала уважение к величественной кассе своего мужа, не  задаваясь  вопросом,
из какого небытия возникла золотая река, протекавшая перед ее глазами, река,
в которую она бросалась каждое утро.
     В особняке у парка Монсо началось настоящее исступление,  блистательный
триумф. Саккары удвоили количество экипажей и выездов;  наняли  армию  слуг,
нарядили их в темно-синие ливреи, рейтузы цвета мастики и жилеты в черную  и
желтую  полоску  -  несколько  строгие  тона,  выбранные   Саккаром,   чтобы
производить впечатление вполне солидного финансиста. Эту мечту он лелеял всю
жизнь. Саккары выставляли свою роскошь напоказ и в дни званых обедов  широко
раздвигали занавесы на окнах. Вихрь современной жизни, хлопавший  дверьми  в
квартире на улице Риволи, превратился здесь в  настоящий  ураган,  грозивший
смести все перегородки.  В  этих  княжеских  апартаментах  с  раззолоченными
перилами лестниц, с пушистыми коврами,  в  этом  сказочном  дворце  выскочки
носились запахи Мабиля, вихлялись бедра в модных кадрилях,  проносилась  вся
эпоха с ее безумным, тупым смехом, с ее вечным голодом и вечной  жаждой.  То
был подозрительный дом бесстыдного веселья, широко распахивающий окна, чтобы
приобщить прохожих к тайнам алькова. Муж  и  жена  жили,  не  стесняясь,  на
глазах у прислуги. Они поделили между собой дом, расположились там  лагерем,
как будто даже не чувствуя, что они у себя,  подобно  людям,  которые  после
головокружительного,  шумного  путешествия  случайно  попали   в   роскошную
гостиницу и, едва распаковав чемоданы, помчались  осматривать  новый  город.
Они только ночевали дома и оставались там в дни званых обедов,  а  остальное
время носились по Парижу, иногда  забегая  на  час,  как  забегают  в  номер
гостиницы в промежутке между двумя экскурсиями. Рене обуревало дома какое-то
беспокойство, одолевали мечты; ее шелковые юбки с змеиным шипением скользили
по мягким коврам,  вдоль  атласных  кушеток;  ее  раздражала  окружавшая  ее
бессмысленная позолота, высокие пустые плафоны, где оставались после  ночных
кутежей отзвуки смеха молодых идиотов и сентенций старых мошенников; и чтобы
сделать эту роскошь осмысленной, чтобы полнее жить среди  этого  блеска,  ей
нужно было найти то высшее наслаждение, которое ее любопытство тщетно искало
во всех закоулках особняка  -  в  маленькой  гостиной  солнечного  цвета,  в
оранжерее с сочной растительностью. Что касается Саккара,  то  он  дошел  до
предела своих мечтаний: он принимал у себя финансовых тузов -  Тутен-Лароша,
Лоуренса, великих политических деятелей -  барона  Гуро,  депутата  Гафнера;
даже его брат министр - и тот соблаговолил два-три  раза  побывать  у  него,
чтобы упрочить этим положение Саккара. Между тем его, как и  жену,  обуревал
нервный  страх,  беспокойство,  от  которого  смех  его   дребезжал,   точно
надтреснутое стекло. Он так метался,  казался  таким  растерянным,  что  его

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.