Случайный афоризм
Научиться писать стихи нельзя. Ф.А.Абрамов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

отсутствия, которому достаточно протянуть руку, чтобы  найти  все  на  своем
месте  и  насладиться  домашним  уютом.  Это  странное  существо  с  дурными
инстинктами, подстать наклонностям Максима, отличавшееся к тому же  невинным
бесстыдством, пикантным сочетанием ребячества  и  вызывающей  смелости,  эта
девочка, как бы  переживавшая  второе  существование  девственницы,  которая
познала  жизнь  и  падение  зрелой  женщины,  должна  была  в  конце  концов
понравиться ему даже  больше,  чем  Сильвия  с  ее  душой  ростовщика  и,  в
сущности, настоящая мещанка - дочь почтенного торговца бумагой.
     О браке говорилось шутя, решили дать "детям" подрасти. Обе семьи жили в
теснейшей дружбе; Марейль подготовлял свою кандидатуру,  Саккар  подстерегал
добычу. Максим  должен  был  в  виде  свадебного  подарка  преподнести  свое
назначение аудитором государственного совета.
     В то время богатство Саккара, казалось, достигло апогея, заливало Париж
огнями  гигантской  иллюминации.  Наступил  тот  час  охоты,   когда   дележ
животрепещущей добычи наполняет лес собачьим лаем, хлопаньем  бичей,  огнями
факелов. Разнузданные вожделения  были,  наконец,  удовлетворены,  упивались
наглым торжеством под грохот  обрушенных  кварталов  и  наскоро  сколоченных
состояний. В  городе  царил  разгул  миллионов  и  продажной  любви.  Порок,
низвергаясь с верхов,  растекался  по  канавам,  наполняя  бассейн,  взлетал
кверху садовыми фонтанами и  снова  падал  на  крышу  мелким,  пронизывающим
дождем. И прохожему, переходившему ночью  мост,  казалось,  что  Сена  несла
посреди  уснувшего  города  все  его  отбросы,  крошки,  упавшие  со  стола,
кружевные банты,  оставленные  на  диванах,  фальшивые  шиньоны,  забытые  в
фиакрах, ассигнации, выпавшие из корсажей, все, что удовлетворенное желание,
разбив и загрязнив, выбрасывает на улицу. И в лихорадочном сне  еще  больше,
чем в захватывающей дух дневной  суете,  ощущалось  сумасбродство,  обуявшее
Париж, золоченый, чувственный кошмар города, обезумевшего от своего золота и
своей плоти. До полуночи пели скрипки, потом окна гасли, на город спускались
тени. То был словно огромный альков, где потушили последнюю свечу,  подавили
последнюю стыдливость. Во тьме слышался лишь вопль яростной, усталой  любви,
а Тюильри на берегу реки простирал во мраке руки как бы  для  всеобъемлющего
объятия.
     Саккар закончил постройку  особняка  возле  парка  Монсо,  на  участке,
украденном им у города. Он  отделал  для  себя  во  втором  этаже  роскошный
кабинет из палисандрового дерева, украшенного позолотой, с высокими книжными
шкапами, набитыми папками с делами, но без единой книги;  несгораемый  шкап,
вделанный в стену, стоял в  глубокой  нише  точно  в  громадном  алькове,  в
котором могли  укрыться  страсти  целого  миллиарда.  Там  расцветало  нагло
выставленное богатство Саккара. Все удавалось  ему.  Переселившись  с  улицы
Риволи, он поставил дом на широкую ногу, удвоил расходы, рассказывал близким
друзьям о своих больших заработках. Из его слов можно  было  заключить,  что
компания с почтенными Миньоном  и  Шарье  приносила  ему  завидную  прибыль,
спекуляции на земельных участках процветали, а что касается "Винодельческого
кредита", то это была неистощимая дойная корова. Перечисляя свои  богатства,
Саккар обычно так ошеломлял слушателей, что те не могли  отдать  себе  ясный
отчет в сущности его дел. Его носовой провансальский акцент  усиливался,  он
пускал фейерверк коротких фраз и нервных жестов, в которых миллионы взлетали
и рассыпались ракетами, ослеплявшими самых недоверчивых. Неугомонная  мимика
немало способствовала его репутации  богача  и  счастливого  игрока.  Никто,
однако, не знал, есть ли у него солидный,  определенный  капитал.  Различные
компаньоны  поневоле  были  осведомлены  о  его  положении,  поскольку   это
непосредственно их касалось, и объясняли его  огромное  богатство  неизменно
удачными спекуляциями, им неизвестными.  Он  тратил  бешеные  деньги,  поток
золота продолжал катиться из его кассы, хотя никто  еще  не  открыл  истоков
этой золотой реки. То было чистейшее безумие, неистовое  мотовство.  Луидоры
пригоршнями выбрасывались  за  окно,  из  несгораемого  шкапа  каждый  вечер
выбиралось все до последнего су, а за  ночь  он  снова  наполнялся  неведомо
каким образом и никогда не снабжал столь крупными суммами,  как  в  те  дни,
когда Саккар уверял, будто потерял ключи.
     В бурном водовороте этого богатства,  бурлившем  как  река  в  весеннее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.