Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

унаследовал от матери кроткий взгляд, белизну кожи, белокурые волосы. Но  он
не стоил даже этой ленивой, ничтожной женщины. В его лице род  Ругонов  имел
более  утонченного,  но  и  более  изнеженного  и  порочного  представителя.
Рожденный слишком  молодой  матерью,  представляя  собой  странное  смешение
рассеянных в двух существах противоречий - неистовой алчности отца и ленивой
мягкотелости матери, он оказался уродливым отпрыском этой  четы,  в  котором
соединились и усугубились  недостатки  родителей.  Эта  семья  жила  слишком
поспешно, она уже выродилась в этой хрупкой натуре с неопределившимся  сразу
полом, не обладавшей настойчивой волей, страстью к  наживе  и  наслаждениям,
как у Саккара, а малодушно проедавшей нажитое  другими  состояние;  странное
двуполое существо, появившееся в свой час в  разлагающемся  обществе.  Когда
Максим с затянутой, как у женщины, талией появлялся верхом в Булонском лесу,
покачиваясь в седле и слегка гарцуя на лошади, он казался богом своей эпохи,
этот юноша с широкими бедрами, тонкими длинными пальцами, болезненным  лицом
и беззаботным видом, щеголявший своей элегантной  корректностью  и  жаргоном
театральных кулис. В двадцать лет он ничему не удивлялся, ничто не  вызывало
в нем отвращения. Он, несомненно, мечтал о самых необычных формах  разврата;
порок был для него не бездной, как для некоторых стариков, а чисто  внешним,
естественным расцветом. Он вился в белокурых волосах юноши, улыбался на  его
губах, облекал его вместе с одеждой. Но самым характерным у Максима были его
глаза - два голубых стеклышка, светлых и прозрачных, - настоящие зеркала для
кокеток, за которыми не могла скрыться абсолютная пустота  его  головы.  Эти
глаза продажной женщины  никогда  не  опускались;  они  манили  наслаждение,
удовольствие, которое не вызывает усталости и само идет на зов.
     Вечный вихрь, носившийся по квартире на улице  Риволи  и  хлопавший  ее
дверьми, дул сильнее по мере того, как  Максим  подрастал,  Саккар  расширял
круг своей деятельности, а Рене еще  лихорадочней  рвалась  к  неизведанному
наслаждению. Все трое стали вести независимый и легкомысленный образ  жизни.
То был созревший, чудовищный плод эпохи. В  комнаты  врывалась  улица  с  ее
грохотом экипажей, толкотней незнакомых между собой  людей,  вольной  речью.
Отец, мачеха, пасынок действовали, говорили, распоясывались, точно каждый из
них жил один, холостяком. Три товарища, три студента, поселившись  вместе  в
меблированной комнате, не могли бы с большей бесцеремонностью  расположиться
в  ней  со  своими  пороками,  любовными  похождениями,   мальчишески-шумным
весельем. Каждый из них доброжелательно относился к своему сожителю, пожимал
ему руку, но как будто даже не думал, почему они живут  под  одной  кровлей;
они обращались друг с другом весело и непринужденно, и это давало им  полную
независимость друг от друга.  Семейные  отношения  вылились  в  своего  рода
коммерческое товарищество, где прибыль делилась поровну: каждый  пользовался
своей долей удовольствий, и по молчаливому соглашению было установлено,  что
каждый по своему усмотрению распорядится доставшейся ему долей.  Дело  дошло
до того, что они стали без всякого стеснения развлекаться на глазах  друг  у
друга, рассказывали один другому о своих похождениях, и это  не  вызывало  у
них ничего, кроме легкой зависти и любопытства.
     Теперь настала очередь Максима  просвещать  Рене.  Когда  они  катались
вдвоем в Булонском лесу, он передавал ей о дамах полусвета  разные  сплетни,
чрезвычайно смешившие ее. Стоило появиться на берегу озера новой звезде, как
Максим тотчас же предпринимал целую кампанию, чтобы разузнать, как зовут  ее
любовника, какую он ей назначил ренту, как  она  живет.  Ему  известно  было
убранство в квартирах этих дам,  он  знал  интимные  детали  их  жизни,  был
настоящим живым каталогом, где все парижские кокотки были занумерованы  и  о
каждой из  дам  полусвета  составлена  подробная  памятка.  Эта  скандальная
хроника служила Рене величайшим развлечением. На скачках в Лоншане, проезжая
в коляске с  высокомерным  видом  настоящей  светской  дамы,  она  с  жадным
вниманием слушала о том, как  Бланш  Мюллер  изменяет  атташе  посольства  с
парикмахером; как некий барон  застал  некоего  графа  в  алькове  худощавой
знаменитости с огненно-рыжими волосами, по прозвищу Рачиха, и гость оказался
в нижнем белье. Каждый день приносил новую сплетню. Если история оказывалась
слишком уж неприличной, Максим понижал голос, но договаривал все  до  конца.
Рене таращила глаза, как ребенок,  которому  рассказывают  забавную  сказку,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.