Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проворной ящерицей скользя вдоль диванов, он  пристраивался  за  чьей-нибудь
пышной юбкой и гладким корсажем или  меж  двух  платьев  и  тихонько  сидел,
съежившись, вдыхая душистое тепло, исходившее от его  соседок,  с  блаженным
видом маленького певчего, вкушающего причастие.
     - Этот мальчуган всегда тут как тут, - говорила баронесса де Мейнгольд,
трепля его по щекам.
     Он был таким хрупким, что дамы давали ему не больше  четырнадцати  лет;
однажды они  шутки  ради  напоили  его  мадерой  прославленного  Бориса.  Он
наговорил им таких потрясающих вещей, что  они  хохотали  до  слез.  Маркиза
д'Эспане метко определила положение. Как-то раз  Максим  очутился  в  уголке
дивана за ее спиной; увидев его розовое лицо, покрасневшее от удовольствия и
проникнутое радостным сознанием близкого соседства с нею, она заметила:
     - Этому мальчугану следовало родиться девочкой.
     Когда великий Борис принимал, наконец, Рене, Максим пробирался вместе с
нею в кабинет. Он позволил себе раза два-три высказать  свое  мнение,  в  то
время как маэстро был углублен в созерцание своей клиентки, совсем так,  как
Леонардо да Винчи, по свидетельству жрецов прекрасного, созерцал  Джиоконду.
Маэстро  соизволил  улыбнуться  справедливым  замечаниям  мальчика.  Портной
ставил Рене перед огромным, от пола до потолка, зеркалом  и,  сосредоточенно
сдвинув брови,  смотрел  на  нее,  между  тем  как  взволнованная  заказчица
задерживала дыхание, боялась пошевельнуться. Через несколько минут  маэстро,
как  бы  осененный  вдохновением,  рисовал   крупными   неровными   штрихами
задуманный им шедевр, сухо изрекая:
     -  Платье  монтеспан  из  пепельного  фая...  длинный   трэн,   спереди
закругленная баска... серые атласные банты приподнимают ее на боках... затем
тюник с буфами из  светло-серого  тюля,  буфы  отделяются  серыми  атласными
бейками.
     Он еще больше сосредоточивался, казалось, погружался  в  самые  глубины
своего таланта и с торжествующим видом пифии на треножнике заканчивал:
     - А волосы этой смеющейся  головки  мы  украсим  мечтательной  бабочкой
Психеи с переливчато-лазоревыми крылышками.
     Но иной раз вдохновение упорно не  являлось.  Знаменитый  Вормс  тщетно
взывал к нему, напрасно напрягал  свою  мысль.  Он  хмурил  брови,  бледнел,
хватался руками за голову, с отчаянием качал ею и, побежденный,  бросался  в
кресло.
     - Нет, - шептал он изнемогающим голосом,  -  нет,  не  могу  сегодня...
невозможно... эти дамы так неделикатны. Источник иссяк.
     И он выставлял Рене за дверь, повторяя:
     - Невозможно, невозможно,  дорогая,  приходите  в  другой  раз.  Я  вас
сегодня не чувствую.
     Вскоре  сказались  результаты   прекрасного   воспитания   Максима:   в
семнадцать лет он соблазнил горничную своей мачехи. Хуже всего оказалось то,
что девушка забеременела. Пришлось отправить ее вместе с младенцем в деревню
и назначить ей маленькую ренту. Рене эта история  ужасно  разозлила.  Саккар
занялся только денежной стороной дела, но молодая  женщина  строго  отчитала
своего ученика. Как мог он скомпрометировать себя с такой девушкой! А она-то
так стремилась сделать  его  благовоспитанным  человеком!  Какое  нелепое  и
позорное начало, какая постыдная шалость. Хотя бы он еще позволил себе это с
какой-нибудь дамой!
     - Ну, что ж! - ответил спокойно Максим. - Если бы твоя подруга  Сюзанна
согласилась, то пришлось бы отправиться в деревню ей.
     -  Ах,  проказник!  -  пробормотала  Рене.  Она  была   обезоружена   и
рассмеялась, представив себе, как Сюзанна, скрывая  свое  падение,  живет  в
деревне на тысячу двести франков ренты. Потом ей пришла в голову  еще  более
забавная  мысль,  и,  забыв  свою  роль  разгневанной  матери,  она   звонко
расхохоталась,  прижимая  ко  рту  пальцы,  чтобы  сдержать  смех.  Взглянув
исподлобья на Максима, она произнесла, захлебываясь:
     - Пожалуй, Аделина обиделась бы на тебя и устроила бы Сюзанне сцену...
     Она не договорила, Максим смеялся вместе с нею.  Так  потерпела  фиаско
попытка Рене прочесть своему ученику нравоучение по поводу этой истории.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.