Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тишины  и  сумрака.  Когда  он  открывал  какую-нибудь  дверь   и   проходил
медленными, тяжелыми шагами по торжественным покоям, его можно было  принять
за одного из тех членов старого парламента, чьи портреты висели  на  стенах;
казалось, он в глубокой задумчивости  возвращается  домой  после  обсуждения
какого-нибудь королевского эдикта, подписать который он отказался.
     Но было в этом  мертвом  доме,  в  этом  монастыре  теплое,  трепещущее
гнездышко, пронизанное солнцем и весельем, уголок чарующего детства,  полный
воздуха и света, Если подняться по  лабиринту  маленьких  лестничек,  пройти
десять - двенадцать коридоров, спуститься, снова подняться, проделать  целое
путешествие,  то  попадешь,  наконец,  в  огромную  комнату,   нечто   вроде
бельведера, построенного на крыше, позади особняка,  над  набережной  Бетюн.
Комната выходила на юг. Окно раскрывалось так  широко,  что  небо  со  всеми
своими лучами, воздухом, со всей своей синевой,  казалось,  заполняло  собой
комнату, взгромоздившуюся высоко, как голубятня; в ней стояли длинные  ящики
с цветами, огромная клетка для птиц, но мебель отсутствовала. На полу просто
постелили цыновку. Комната называлась "детской", - под  этим  названием  она
была известна всему дому. Особняк был такой холодный, двор такой сырой,  что
тетка Елизавета боялась за Христину и Рене и не раз журила  девочек  за  то,
что они бегали под арками и  любили  плескаться  ручонками  в  ледяной  воде
водоема. Тут-то и пришла ей в голову мысль приспособить для них единственный
уголок, куда заглядывало солнце, отдаленный чердак,  пустовавший  в  течение
двух столетий и затянутый паутиной. Тетка подарила им цыновку, птиц,  цветы.
Девочки были в восторге. Во время каникул  Рене  жила  там,  в  этой  желтой
солнечной ванне, а доброе солнышко, казалось, радовалось,  что  его  убежище
так украсили, радовалось двум белокурым головкам, появившимся  там.  Комната
стала раем, звеневшим птичьим гомоном и детской болтовней. Девочки  получили
ее в полную собственность, называли "наша комната"; они были  здесь  дома  и
даже запирались на ключ в доказательство того,  что  являются  единственными
хозяйками комнаты. Что за счастливый уголок! В  ярком  солнце,  точно  после
побоища, валялись на цыновке поломанные игрушки. Величайшей радостью  хозяек
детской комнаты был необъятный горизонт. Другие окна особняка  глядели  лишь
на мрачные стены, находившиеся на расстоянии  нескольких  футов.  Но  отсюда
открывался вид на Сену  и  на  ту  часть  Парижа,  которая  простирается  по
широкому ровному пространству от старого города до моста  Берси,  -  пейзаж,
напоминающий  какой-нибудь  своеобразный  городок  в  Голландии.  Внизу,  на
Берсийской  набережной,  виднелось  множество  полуразвалившихся  деревянных
сараев, груда стропил и продавленных крыш. Девочкам забавно было смотреть на
бегавших там огромных крыс и немного страшно, как бы они не взобрались к ним
по высоким стенам. Но дальше открывалась волшебная картина: в правом ее углу
вырисовывалась и, казалось, преграждала  путь  реке,  сдерживая  ее  тяжелые
воды, плотина с расположенными ярусами сваями,  с  контрфорсами  готического
собора  и  Константиновский  мост,  легкий  и   зыбкий,   точно   кружевной,
колебавшийся под ногами прохожих. Напротив зеленели деревья Винного рынка, а
дальше, простираясь до линии горизонта, темнели кущи Ботанического сада;  по
ту сторону реки, на набережной Генриха IV и  на  набережной  Рапе,  тянулись
ряды  низеньких  неровных  строений,  вереницы  домов,   казавшихся   сверху
игрушечными домиками из дерева и картона, какие были спрятаны  у  девочек  в
коробках.  В  глубине,  направо,  над  деревьями,  синела   шиферная   крыша
Сальпетриерской больницы. А  посредине,  спускаясь  к  самой  Сене,  широкие
мощеные берега уходили вдаль двумя серыми дорогами, с  разбросанными  там  и
сям пятнами: то целая шеренга бочек,  то  запряженная  телега,  то  барка  с
дровами у пристани, то кучи угля, сваленного на землю. Но душой, заполнявшей
весь этот  пейзаж,  оставалась  живая  река,  Сена;  она  катила  свои  воды
издалека, от самого края горизонта, смутного и колеблющегося, она  выступала
из страны грез и текла спокойно  -  величавая,  мощно  вздувая  свои  волны,
расстилаясь  широкой  гладью  перед,  глазами  детей,  у  стрелки   острова.
Перекинутые через нее два моста - мост Берси  и  Аустерлицкий,  -  казалось,
были необходимой преградой, чтобы сдержать  ее,  помешать  ей  подняться  до
самой комнаты. Девочки любили исполинскую реку,  не  переставали  любоваться
громадой воды, этим вечно рокотавшим потоком,  который  устремлялся  к  ним,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.