Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

день рылся в известных  ему  бумагах.  У  нотариуса  он  заявил,  что  самым
разумным будет продать хотя бы одно владение  -  дом  на  улице  Пепиньер  и
приобрести процентные бумаги, которые дадут государственную ренту, поскольку
приданое Рене состоит из одной только  недвижимости  и  может  доставить  ей
немало хлопот. Г-жа Оберто хотела посоветоваться с  г-ном  Беро  дю  Шатель,
по-прежнему не выходившим из своих комнат. Саккар до вечера бегал по  делам.
Он побывал на улице Пепиньер, бродил по Парижу в  глубоком  раздумье,  точно
генерал накануне решающего сражения. На следующий день г-жа Оберто объявила,
что г-н Беро дю Шатель всецело  полагается  на  нее.  Брачный  контракт  был
составлен так,  как  они  порешили  накануне.  Саккар  вносил  двести  тысяч
франков, приданое Рене состояло из имения в Солони и дома на улице Пепиньер,
который она обязалась продать; в случае смерти своего  первого  ребенка  она
становилась  единственной  владелицей  земельных  участков   близ   Шаронны,
подаренных ей теткой.  В  контракте  было  установлено  раздельное  владение
имуществом: супруги имели право располагать своим состоянием по собственному
усмотрению. Елизавета  Оберто,  внимательно  слушавшая  нотариуса,  осталась
довольна - такое соглашение  гарантировало  независимость  ее  племяннице  и
охраняло состояние Рене от всяких посягательств. На губах  Саккара  блуждала
неопределенная улыбка, когда  старая  дама  кивком  головы  одобряла  каждую
статью контракта. Свадьба должна была состояться в ближайшее время.
     Когда все было улажено, Саккар отправился к брату Эжену и  торжественно
объявил ему о своем бракосочетании с мадемуазель Рене Беро  дю  Шатель.  Это
блестяще проведенное дело поразило депутата. Он не сумел скрыть от  Аристида
своего изумления.
     - Ты советовал мне поискать, - сказал Саккар, - я искал и нашел.
     Сбитый в первую минуту с толку, Эжен угадал теперь истину.
     - Что и говорить, ты человек ловкий... - сказал  он  приветливо.  -  Ты
пришел звать меня в свидетели  на  венчание,  не  так  ли?  Можешь  на  меня
рассчитывать...  Если  нужно,  я  приведу  к  тебе  на  свадьбу  всю  правую
Законодательного корпуса; это создаст тебе блестящую репутацию.
     Затем, открывая брату дверь, он добавил тише:
     - Послушай-ка...  Я  не  хотел  бы  слишком  скомпрометировать  себя  в
настоящий момент,  нам  предстоит  провести  один  жесткий  закон...  Скажи,
беременность не очень заметна?
     Саккар бросил на него такой колючий взгляд, что Эжен сказал  про  себя,
закрывая за ним дверь:  "Эта  шутка  дорого  бы  мне  обошлась,  не  будь  я
Ругоном".
     Венчание состоялось в церкви св. Людовика на  острове.  Саккар  и  Рене
увиделись впервые только накануне великого дня. Встреча произошла вечером, с
наступлением темноты,  в  одной  из  низеньких  зал  особняка  Беро.  Они  с
любопытством оглядывали друг друга. С тех  пор  как  начались  переговоры  о
замужестве, у Рене снова  появились  замашки  взбалмошного,  легкомысленного
ребенка. Она была прелестной, статной девушкой, вызывающе красивой, свободно
проявлявшей капризы пансионерки. Она нашла, что Саккар слишком  мал  ростом,
некрасив,  но  самое  безобразие  его  показалось   ей   безобразием   много
пережившего и умного человека и  отнюдь  не  было  ей  неприятным.  Впрочем,
Аристид держал себя безукоризненно, хотя при виде  Рене  слегка  поморщился:
очевидно, она показалась  ему  чересчур  высокой,  выше,  чем  он.  Они  без
малейшего  смущения  обменялись  несколькими  словами.  Если  бы  отец  Рене
присутствовал при их разговоре, он на самом деле мог бы  подумать,  что  они
давно знакомы и  что  за  ними  водятся  общие  грехи.  Присутствовавшая  на
свидании г-жа Оберто краснела за них.
     На другой день после венчания, оказавшегося целым событием для  острова
Сен-Луи благодаря присутствию г-на Эжена Ругона,  который  выдвинулся  после
произнесенной незадолго до того речи, новобрачные были, наконец, допущены  к
г-ну Беро дю Шатель. Рене заплакала, увидев, что  отец  постарел,  стал  еще
более серьезным и мрачным. Саккар,  которого  до  сих  пор  ничто  не  могло
смутить, застыл  на  месте  от  холодного  полумрака  комнаты,  от  скорбной
суровости этого высокого старика, чей проницательный  взгляд,  казалось,  до
самого дна проник в его душу. Бывший судья медленно поцеловал  дочь  в  лоб,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.