Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пожал плечами; он побывал в лавке и на антресолях  предместья  Пуассоньер  и
чутьем угадал крах в недалеком будущем. Ему захотелось узнать мнение Эжена о
сестре; тот принял неприступный вид и ограничился ответом,  что  никогда  не
встречается с нею, - Сидония очень умная женщина, но  родство  с  нею  может
только скомпрометировать. Однако, когда через некоторое время  Саккар  снова
зашел на улицу Пентьевр, ему показалось, что  в  подъезде  мелькнуло  черное
платье г-жи Сидонии и быстро проскользнуло вдоль домов. Он  побежал  следом,
но не догнал черное платье. Комиссионерша  отличалась  настолько  незаметной
внешностью, что ей легко было смешаться с толпой. Саккар  призадумался  и  с
той поры стал внимательно приглядываться к сестре. Он скоро постиг  огромный
труд  этого  маленького,  бледного,  неопределенного  создания,  весь  облик
которого, казалось, был неуловим и как бы расплывался.  Аристид  проникся  к
ней уважением. В ней, несомненно, текла кровь Ругонов. Он узнавал эту  жажду
денег, страсть к интригам, столь характерные для их  семьи;  но  темперамент
Ругонов, исковерканный средой, в которой состарилась Сидония, Париж, где  ей
с утра приходилось добывать себе скудный  ужин,  превратили  эту  женщину  в
странное существо среднего рода, сделав ее одновременно ходатаем по делам  и
сводней.
     Когда Саккар, составив план, занялся приисканием  денежного  фонда  для
начала,  он,  естественно,  подумал  о  Сидонии.  Она  покачала  головой  и,
вздохнув, заговорила о трех миллиардах. Но Аристид  не  терпел  ее  мании  и
резко издевался над ней всякий раз, как она упоминала о стюартовском  долге;
он считал, что эта мечта порочит ее практический ум. Г-жа Сидония,  спокойно
сносившая самую жестокую иронию, ибо ее убеждения оставались непоколебимыми,
очень здраво объяснила брату, что без гарантии он не получит ни единого  су.
Разговор  происходил  возле  биржи,  где  она  собиралась  играть  на   свои
сбережения. Около трех часов ее всегда можно было найти у  решетки,  налево,
возле почтовой конторы; там она давала аудиенцию таким же  подозрительным  и
неуловимым субъектам, как она сама. Брат  уже  прощался  с  нею,  когда  она
огорченно шепнула: "Эх, если бы ты не был женат..." Это сдержанное замечание
- Аристид не хотел допытываться, в чем его истинный и точный смысл, - навело
его на странные размышления.
     Прошло несколько месяцев, началась Крымская кампания.  Париж,  которого
не  могла  взволновать  отдаленная  война,   еще   исступленнее   предавался
спекуляции и продажной любви.  Саккар  сжимал  в  бессильной  злобе  кулаки,
наблюдая  за  растущим  неистовством,  которое  предвидел.   Удары   молота,
ковавшего золото в гигантской кузнице, вызывали  у  него  приступы  гнева  и
нетерпения. Его воля и ум напряглись до такой степени, что  он  жил  как  во
сне, точно лунатик, который бродит по краю  крыши  под  влиянием  неотвязной
мечты. Однажды, вернувшись вечером домой, он к  удивлению  и  досаде  застал
Анжелу в постели: она заболела. Болезнь жены нарушила его  размеренную,  как
часовой механизм, жизнь, и  это  обстоятельство  возмутило  его,  как  будто
судьба намеренно сделала ему назло. Бедняжка Анжела кротко жаловалась, - она
простудилась.  Врач,  осмотрев  больную,  очень  встревожился:  на  площадке
лестницы он сказал Аристиду, что у  его  жены  воспаление  легких  и  нельзя
поручиться за ее жизнь. Тогда Саккар  без  раздражения  начал  ухаживать  за
больной; он перестал ходить на службу, сидел возле жены и  с  неопределенным
выражением смотрел на нее, когда она  спала,  пылая  от  жара  и  задыхаясь.
Сидония, несмотря на обременявшие ее дела, каждый  вечер  навещала  больную,
приготовляла  ей  питье,  которое  считала  целительным.  Кроме  всех  своих
занятий, она была сиделкой по призванию, находя удовольствие  в  страданиях,
лекарствах,  скорбных  разговорах  у  постели  умирающих.  К  тому  же  она,
казалось, прониклась  нежными  чувствами  к  Анжеле;  она  любила  женщин  и
баловала их, - вероятно, за то наслаждение, которое они доставляли мужчинам,
относилась к ним с осторожным  вниманием,  с  каким  торговки  обращаются  с
ценными товарами в своей лавке, называла их "душечка, красавица", ворковала,
млела, как влюбленный перед своей возлюбленной. Хотя Анжела не  принадлежала
к тому сорту женщин, из которых она могла что-либо извлечь, она по  привычке
ласкала ее, как других. Когда невестка слегла, Сидония  ударилась  в  слезы,
наполнив  тихую  комнату  больной  шумными  изъявлениями  преданности.  Брат

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.