Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

по два лье, чтобы свести между собой клиентов: барона  направляла  к  доброй
маменьке, старого господина убеждала одолжить нуждавшейся семье  три  тысячи
франков, находила утешителя белокурой дамочке и не слишком щепетильного мужа
для девицы, которой необходимо было срочно выйти замуж. Были у нее и крупные
дела, о которых она могла без стеснения говорить вслух, и она прожужжала ими
уши всем встречным и поперечным: то были - длительный  процесс,  который  ей
поручила вести разорившаяся знатная  семья,  и  какой-то  заем,  заключенный
Англией у Франции еще во времена Стюартов, - сумма его вместе  с  процентами
доходила до трех, миллиардов. Этот долг в три миллиарда был ее коньком;  она
пускалась в объяснения, не скупясь на подробности, прочитывала целую  лекцию
по, истории, и восторженный румянец задавал тогда ее дряблые и  желтые,  как
воск, щеки. Иногда между деловым свиданием с судебным приставом и визитом  к
приятельнице она успевала сбыть кофейник или резиновый плащ,  продать  купон
кружев, сдать на прокат фортепиано. Это были у нее  наименее  важные  дела..
Затем  она  спешила  в  свой  магазин  на  свидание  с  клиенткой,  желавшей
посмотреть кусок кружев, шантильи. Покупательница  являлась,  проскальзывала
как  тень  в  скрытую  от  посторонних  глаз  укромную  лавочку.  И  нередко
случалось, что одновременно на антресоли к г-же Туш входил с  улицы  Папийон
через ворота какой-нибудь господин, чтобы приглядеть себе фортепиано.
     Если Сидония не разбогатела, то  лишь  потому,  что  зачастую  работала
единственно из любви к искусству. Обожая  судебную  волокиту,  забывая  ради
чужих  дел  свои  собственные,  она  отдавала  себя  на  съедение  судебным,
приставам, но это доставляло ей наслаждение, ведомое только сутягам. Женщина
в ней умерла; она была ходатаем, по делам, комиссионером, и с утра до вечера
шаталась по Парижу со  своей  легендарной  корзиночкой,  наполненной  самыми
двусмысленными  товарами;  она  торговала  всем,  чем  угодно,   грезила   о
миллиардах и судилась из-за каких-нибудь десяти франков по поручению любимой
клиентки. Маленькая, худенькая, бледная, а освещенном черном  платье,  точно
выкроенном из судейской  тоги,  она  вся  как-то  съежилась,  и,  когда  она
поспешно  шла  по  тротуару,  ее  можно  было  принять  за  мелкого   писца,
переодетого в женское платье. Болезненная бледность ее лика напоминала  цвет
вексельной бумаги. На губах ее блуждала тусклая улыбка, а взгляд,  казалось,
утопал в хаосе торговых и всякого рода других  дел,  которыми  она  забивала
себе голову. Впрочем, держалась она робко и скромно: от нее слегка  отдавало
исповедальней и кабинетом акушерки, к людям  она  относилась  с  материнской
кротостью, подобно монахине, отрекшейся от  земной  любви,  но  сострадающей
сердечным мукам. Она никогда не говорила о своем муже, о  своем  детстве,  о
родне, о своих делах. Лишь одним она не  торговала  -  собой,  и  то  не  из
щепетильности, а просто потому, что такая мысль не могла притти ей в голову.
Она была суха, как счет, холодна, как  извещение  о  платеже,  равнодушна  и
груба в душе, как полицейский.
     Саккар, только что приехавший тогда из провинции, не мог сразу  постичь
сложные глубины многочисленных  специальностей  г-жи  Сидонии.  Однажды  она
очень серьезным тоном рассказала ему, как  человеку,  год  проучившемуся  на
юридическом факультете, о трех миллиардах; у него сложилось невысокое мнение
об ее уме. Она зашла на улицу Сен-Жак, сунула  нос  во  все  углы  квартиры,
оценила взглядом Анжелу; после этого она появлялась там лишь изредка,  когда
бывала по делам в том квартале и чувствовала потребность поговорить  о  трех
миллиардах. Анжела  отнеслась  с  доверием  к  этой  истории.  Комиссионерша
садилась  на  своего  конька  и  в  течение  часа  ослепляла   слушательницу
сверканием золотых монет. То был легкий психоз, поразивший  ее  изворотливый
ум,  тихое  помешательство,  услаждавшее  ее  жизнь,  погрязшую   в   жалком
торгашестве, волшебный мираж, - она упивалась им вместе со  своими  наиболее
легковерными клиентками. Впрочем, она настолько  уверовала  в  существование
трех миллиардов, что говорила о них, как о личном своем  состоянии,  которое
рано или поздно будет ей возвращено судьями, и это окружало чудесным ореолом
ее убогую черную шляпку, где качалось несколько выцветших фиалок на облезлых
проволочных стеблях. Анжела с удивлением таращила на  нее  глаза.  Несколько
раз она в разговоре с мужем почтительно отозвалась о невестке,  говоря,  что
благодаря г-же Сидонии они, быть  может,  когда-нибудь  разбогатеют.  Саккар

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.