Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Если случался какой-нибудь скандал, он первый бывал осведомлен обо всем. Так
в течение двух лет открылись перед  ним  все  тайны  ратуши.  Он  знал  всех
служащих до последнего ламповщика и ознакомился со всеми бумагами, вплоть до
счетов от прачек.
     В то время Париж представлял для человека такого  склада,  как  Аристид
Саккар,    интереснейшее    зрелище.    После    знаменитого     путешествия
принца-президента,  во  время  которого  ему  удалось  зажечь  энтузиазм   в
нескольких бонапартистских департаментах, была провозглашена империя. Газеты
и   ораторские   трибуны   приумолкли.   Еще   раз   "спасенное"    общество
блаженствовало, отдыхало, отсыпалось под  охраной  твердой  власти,  которая
избавляла даже от необходимости мыслить и заботиться о  своих  делах.  Перед
обществом стояла лишь одна задача - придумать, какими развлечениями  получше
убить время. По удачному выражению Эжена  Ругона,  Париж  садился  за  стол,
мечтая о пряной приправе к десерту. Политика пугала, как  опасное  снадобье.
Усталый ум обращался к делам и удовольствиям. Имущие выкапывали зарытые было
деньги, неимущие искали по углам  забытые  сокровища.  В  сутолоке  ощущался
глухой трепет, слышался зарождающийся звон пятифранковых монет,  серебристый
смех женщин, неясное звяканье посуды, звуки поцелуев.  В  глубоком  молчании
водворившегося порядка, в блаженно-пошлом умиротворении нового  царствования
носились заманчивые слухи, сулившие богатство и наслаждение. Казалось,  люди
проходили мимо одного из тех домиков, где на  плотно  задернутых  занавесках
мелькают женские силуэты и слышен  стук  золотых  монет  о  мрамор  каминов.
Империя  намеревалась  превратить  Париж  в  европейский  притон.  Горсточке
авантюристов, укравших трон, нужно было царствование, полное авантюр, темных
дел, продажных убеждений и продажных женщин, всеобщего дикого пьянства. И  в
городе, где еще не высохла кровь декабрьского переворота,  росла,  пока  еще
робкая, жажда безумных наслаждений, которая должна была превратить родину  в
палату  для  буйных  помешанных,  -  достойное  место   для   прогнивших   и
обесчещенных наций.
     С первых же дней Аристид Саккар почуял надвигавшуюся волну  спекуляций,
которой  предстояло  вскоре  захлестнуть  своей  пеной  весь  Париж.  Он   с
глубочайшим вниманием следил за ее нарастанием,  жадно  смотрел  на  золотой
дождь, осыпавший крыши города.  Непрестанно  рыская  по  ратуше,  он  уловил
обширный план переустройства Парижа, план  ломки  старых  зданий,  прокладки
новых улиц, возникновение  новых  кварталов,  тот  безудержный  ажиотаж  при
продаже участков а недвижимости, который разжег во всех углах города  борьбу
интересов, пламя бьющей через край роскоши.  С  этого  момента  деятельность
Саккара обрела цель. Он стал добродушнее, даже  немного  пополнел,  перестал
метаться по городу, как голодная кошка в поисках добычи. У себя в канцелярии
он стал еще разговорчивее и услужливее, чем прежде. Эжен Ругон,  у  которого
Аристид бывал почти  с  официальными  визитами,  поздравлял  брата  с  таким
удачным применением на практике его  советов.  В  начале  1854  года  Саккар
признался брату, что имеет в виду несколько сделок, но  ему  необходима  для
начала довольно крупная сумма денег.
     - Что ж, надо поискать, - сказал Эжен.
     - Ты прав, я поищу, - ответил Саккар без малейшего признака досады, как
будто не замечая, что брат отказывается дать ему взаймы.
     Мысль раздобыть денег жгла его теперь. Он  уже  обдумал  план,  который
созревал с каждым днем. Но первые тысячи: франков не давались  ему  в  руки.
Аристид напрягал свою волю. Он глубоко и нервно всматривался теперь в людей,
как бы ища заимодавца в первом встречном. Дома Анжела продолжала вести  свой
незаметный и безмятежный образ жизни. А он искал подходящего случая,  и  его
показная добродушная улыбка уже становилась едкой, так  как  случай  все  не
представлялся.
     У Аристида была в Париже сестра. Сидония Ругон  вышла  замуж  за  писца
плассанского поверенного и поселилась на улице Сент-Оноре,  открыв  торговлю
южными фруктами. Когда брат разыскал ее, оказалось,  что  муж  ее  исчез,  а
магазин давно прекратил существование. Она жила на улице квартала Пуассоньер
в маленькой квартирке на антресолях, состоявшей из трех комнат.  Внизу,  под
квартирой, она снимала также лавку, тесную и таинственную, в которой, по  ее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.