Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зверь в клетке. Для него настало  время  невыразимых  страданий:  честолюбие
было оскорблено,  разгоревшиеся  страсти  жестоко  терзали.  Ругону  удалось
пройти в Законодательный корпус представителем Плассанского  округа,  и  это
еще  больше  уязвило  Аристида.  Он  хорошо  сознавал  превосходство  Эжена,
понимал, что глупо завидовать брату, но считал, что тот мало  помогает  ему.
Несколько раз нужда заставляла его просить у брата денег взаймы. Эжен деньги
давал, но резко упрекал его в недостатке мужества и воли. Аристид еще больше
ожесточился. Он дал себе слово не занимать ни единого су у  кого  бы  то  ни
было и сдержал слово. Последнюю неделю каждого месяца Анжела,  вздыхая,  ела
сухой хлеб. Этим завершилось жестокое воспитание Саккара. Губы его стали еще
тоньше; он уже не позволял себе глупо мечтать вслух о миллионах; но вся  его
тощая фигура стала молчаливым выражением одного-единственного желания, одной
заветной неотвязной мысли. Когда он  торопливо  шел  с  улицы  Сент-Оноре  в
ратушу, его стоптанные  каблуки  злобно  стучали  по  тротуару,  он  наглухо
застегивал  свой  поношенный  сюртук  и,  затаив  ненависть,   нюхал   своим
пронырливым носом уличный воздух. Весь его угловатый облик  был  воплощением
завистливой нищеты; он  являл  собою  одну  из  тех  фигур,  что  бродят  по
парижской мостовой, мечтая о богатстве, вынашивая планы обогащения.
     В начале 1853 года Аристид Саккар был назначен  смотрителем  дорог.  Он
стал получать четыре с половиной тысячи франков. Прибавка явилась  во-время:
Анжела хирела, малютка Клотильда была очень бледненькой. Саккар  жил  все  в
той же тесной квартирке из двух комнат: столовой с мебелью орехового  дерева
и спальней красного дерева; по-прежнему он вел суровый образ жизни,  избегая
долгов, не желая пользоваться чужими деньгами до той поры, когда ему удастся
запустить в них руки по самые локти. Он подавлял свои инстинкты, пренебрегал
перепадавшими ему лишними су и  держался  настороженно.  Анжела  чувствовала
себя совершенно  счастливой,  она  немного  приоделась,  готовила  ежедневно
мясное. Ей непонятны были молчаливый гнев мужа, его  мрачный  вид  человека,
обдумывающего, как разрешить опасную проблему.
     Аристид следовал советам Эжена: он прислушивался и наблюдал.  Когда  он
пошел к Ругону, чтобы поблагодарить за повышение, брат понял,  какая  в  нем
произошла эволюция, и поздравил с хорошей  выправкой,  как  он  называл  его
манеру держать себя. Чиновник Саккар, замкнувшийся  в  своей  зависти,  стал
внешне  уступчив  и  вкрадчив.  За  несколько   месяцев   он   обратился   в
изумительного актера. В нем проснулся весь его пыл южанина, и он довел  свое
искусство до того, что товарищи по ратуше  увидели  в  нем  доброго  малого,
которому близкое родство с депутатом заранее сулит высокое  назначение.  Это
родство доставило ему  и  благоволение  начальства.  Саккар  приобрел  таким
образом высокий авторитет,  позволявший  ему  открывать  кое-какие  двери  и
безнаказанно совать нос в кое-какие папки с делами. В течение  двух  лет  он
слонялся по всем коридорам, задерживался во всех комнатах,  двадцать  раз  в
день срывался с места, чтобы поболтать  с  товарищем,  отнести  какую-нибудь
бумагу,  пройтись  по  канцеляриям.  Эти  вечные  прогулки  заставляли   его
сослуживцев говорить о нем:  "Вот  живчик-то,  этот  провансалец,  никак  не
усидит на месте, точно у него ртуть в ногах". Друзья считали его лентяем,  и
он благодушно усмехался, когда  его  обвиняли  в  том,  что  он  то  и  дело
выискивает предлог побездельничать, урвать у начальства несколько минут.  Ни
разу он не совершил ошибки - подслушивать у дверей; но у  него  была  манера
распахнуть дверь и с сосредоточенным видом пройти по комнате  с  бумагами  в
руке таким размеренным, медленным шагом, что ни одно слово не ускользало  от
него. Это была гениальная тактика; все к нему привыкли,  никто  не  прерывал
разговора, когда по  комнате  проходил  этот  деловитый  чиновник,  неслышно
скользивший в полутемных канцеляриях  и  всецело  занятый  своим  делом.  Он
усвоил еще один прием:  с  необычайной  любезностью  предлагал  свою  помощь
сослуживцам,  не  справлявшимся  с   работой;   Аристид   изучал   тогда   с
благоговейной нежностью реестры и документы, попадавшиеся ему на  глаза.  Но
были у него и мелкие грешки: он  любил  водить  знакомство  с  канцелярскими
служителями, снисходя даже до рукопожатий, часами болтал с ними за  дверьми,
с приглушенным смешком рассказывал им всякие истории,  вызывая  собеседников
на откровенность. Они обожали его, говорили о нем: "Вот уж это  не  гордец".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.