Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Эжен видит его насквозь. Тот продолжал с дружеской грубоватостью:
     - Ты ведь пришел ко мне просить места, не правда  ли?  Я  уже  думал  о
тебе, но пока не нашел ничего подходящего. Ты сам понимаешь, что я  не  могу
дать тебе первое попавшееся место. Тебе нужна такая должность, где ты мог бы
обделывать свои дела, не вредя ни себе, ни мне... Не возражай, мы здесь одни
и можем говорить откровенно.
     Аристид счел за лучшее рассмеяться.
     О, я знаю, что ты умен,  -  продолжал  Эжен,  -  и  больше  никогда  не
совершишь бесполезной глупости... Как только представится подходящий случай,
я тебя устрою, а если до тех пор тебе понадобится франков двадцать, приходи,
я тебе дам.
     Пока Эжен одевался, они поговорили о восстании на юге,  доставившем  их
отцу должность сборщика. На улице, прощаясь  с  Аристидом,  Эжен  на  минуту
задержал его и сказал, понизив голос:
     - Ты очень обяжешь меня, если будешь спокойно ждать обещанного места  у
себя дома... Мне было бы неприятно знать, что мой брат обивает пороги.
     Аристид питал уважение к брату, считал его выдающимся человеком. Он  не
простил ему ни его недоверия, ни его грубоватой  откровенности,  но  все  же
послушно засел на улице Сен-Жак. Отправляясь в Париж, он взял взаймы у тестя
пятьсот франков. За вычетом расходов  на  дорогу  осталось  триста  франков,
которые он растянул на месяц. Анжела любила покушать, к тому же ей  хотелось
освежить свое парадное платье отделкой из  сиреневых  лент.  Месяц  ожидания
показался Аристиду бесконечным. Он сгорал от нетерпения. Когда он садился  к
окну и чувствовал под ногами гигантский труд Парижа, его охватывало безумное
желание ринуться в самое пекло и лихорадочными руками разминать золото,  как
мягкий воск. Он вдыхал еще неясные в то время веяния большого -орода, веяния
нарождавшейся империи, в которых уже носились  запахи  альковов,  финансовых
сделок, жаркое  дыхание  наслаждений.  Доносившиеся  до  него  легкие  дымки
говорили ему, что он напал на след  дичи,  что  началась,  наконец,  большая
императорская охота за авантюрами, охота на женщин, на миллионы  Его  ноздри
раздувались, инстинкт изголодавшегося зверя безошибочно  схватывал  на  лету
малейшие признаки дележа еще теплой добычи,  ареной  которого  суждено  было
стать городу.
     Дважды заходил он к брату, чтобы подтолкнуть свое дело.  Эжен  принимал
его сурово, резко повторял, что не забыл  о  нем,  но  надо  ждать.  Наконец
Аристид получил письмо,  приглашавшее  его  притти  на  улицу  Пентьевр.  Он
отправился с сильно бьющимся сердцем, точно на любовное свидание. Эжен сидел
за тем же черным столиком в большой леденяще-холодной комнате, служившей ему
конторой. Увидев брата, адвокат протянул ему бумагу и сказал:
     - Ну вот, вчера я добился для тебя назначения. Ты  получаешь  должность
помощника смотрителя при дорожном ведомстве в ратуше. Жалованья  две  тысячи
четыреста франков.
     Аристид замер на месте. Он весь побелел и не взял приказа,  решив,  что
брат над ним насмехается. Он надеялся получить  место  по  меньшей  мере  на
шесть тысяч франков. Эжен, догадываясь о том, что в нем происходит, повернул
стул и, скрестив на груди руки, произнес почти сердито:
     - Одурел ты, что ли?.. Чего ты размечтался, как продажная  девка!  Тебе
понадобилась роскошная квартира, лакеи, прекрасный стол, ты хочешь  спать  в
шелку, немедленно удовлетворить свои желания  в  объятиях  первой  встречной
девки в наскоро отделанном будуаре?.. Дай вам волю  -  ты  и  тебе  подобные
опустошили  бы  казну,  не  ожидая  даже,  пока  она  наполнится!   Запасись
терпением, черт возьми! Посмотри, как живу  я,  и  дай  себе  труд  хотя  бы
нагнуться, для того чтобы подобрать богатство.
     Он говорил с глубоким презрением к мальчишескому  нетерпению  брата.  В
его суровой речи сквозило честолюбие более высокого порядка, жажда настоящей
власти; наивное желание разбогатеть должно было казаться  ему  мещанством  и
ребячеством. Он продолжал более мягким тоном, с тонкой усмешкой:
     - У тебя, безусловно,  прекрасные  намерения,  я  не  могу  против  них
возражать: такие люди, как ты, неоценимы;  мы,  несомненно,  будем  выбирать
себе друзей среди изголодавшихся. Не беспокойтесь, у нас всегда будет накрыт

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.