Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     В Париж Аристид прибыл в первые дни 1852 года вместе с  женой  Анжелой,
белокурой, бесцветной женщиной; он поместил ее в тесной квартирке  на  улице
Сен-Жак, точно  стеснявшую  его  мебель,  от  которой  спешил  освободиться.
Молодая женщина не захотела расстаться с дочкой,  четырехлетней  Клотильдой,
между тем как отец охотно оставил бы ребенка на попечение  своей  родни.  Он
уступил  настояниям  Анжелы  только  при  условии,  что   их   сын   Максим,
одиннадцатилетний мальчик, за которым обещала присмотреть бабушка, останется
в плассанском коллеже. Аристид не хотел связывать себе руки:  для  человека,
решившегося преодолеть все препятствия, даже если придется сломать себе  шею
или скатиться в грязь, жена и ребенок уже и так были тяжелой обузой.
     В первый же вечер после приезда,  пока  Анжела  распаковывала  сундуки,
Аристид почувствовал непреодолимое желание пробежаться по Парижу,  постучать
своими грубыми башмаками провинциала по раскаленной мостовой, которая по его
смелым расчетам должна была забить для него фонтаном  миллионов.  Он  словно
вступал во владение своей вотчиной, шагал по  тротуарам  только  ради  того,
чтобы шагать, как победитель в покоренной  стране.  Он  отдавал  себе  ясный
отчет в предстоящей борьбе, ему ничуть не претила мысль  сравнивать  себя  с
ловким взломщиком, хитростью или силой собиравшимся  завладеть  своей  долей
добычи, в которой ему до сих пор несправедливо отказывали. Если  бы  у  него
была потребность найти себе оправдание, он сослался бы на  желания,  которые
таил в себе десять лет, на жалкую жизнь  в  провинции  и  особенно  на  свои
ошибки, возлагая ответственность за них на все общество в  целом.  Но  в  те
минуты, волнуясь, как игрок, прикоснувшийся,  наконец,  пылающими  руками  к
зеленому сукну игорного стола, он  переживал  своеобразную  радость,  полную
завистливого удовлетворения и надежд  ловкого  мошенника.  Парижский  воздух
пьянил его, в шуме экипажей он слышал макбетовские  голоса,  кричавшие  ему:
"Ты будешь богат!" Так Аристид  бродил  в  течение  двух  часов  по  улицам,
испытывая сладострастное наслаждение человека, предающегося  пороку.  Он  не
бывал в Париже  со  счастливых  времен  студенчества.  Стемнело,  мечта  его
ширилась в ярком свете кафе и магазинов, падавшем на тротуар; он заблудился.
     Подняв глаза, Аристид увидел, что находится в предместье Сент-Оноре. На
соседней улице Пентьевр жил его брат, Эжен Ругон. Собираясь в Париж, Аристид
возлагал особенно большие  надежды  на  Эжена:  один  из  наиболее  активных
пособников переворота, Ругон представлял собою тайную силу; вчерашний мелкий
адвокат  вырастал  в  крупную  политическую  фигуру.  Но   суеверие   игрока
остановило Аристида -  он  не  пошел  в  тот  вечер  к  брату.  Он  медленно
возвратился на улицу Сен-Жак, с затаенной завистью думая об Эжене, оглядывая
свою жалкую одежду бедняка, еще покрытую дорожной пылью, и утешался мечтой о
богатстве. Но даже самая эта мечта стала для него горькой. Он вышел из дому,
чтобы дать исход бурлившим в нем чувствам; на улице его  радостно  захватило
торговое оживление Парижа; а возвращался он  домой,  раздраженный  счастьем,
носившимся, казалось ему, по улицам, еще более озлобленный,  рисуя  в  своем
воображении жестокие схватки, в которые он с удовольствием ринется и оставит
в дураках всю  эту  толпу,  толкавшую  его  на  тротуарах.  Никогда  еще  не
испытывал Аристид такой ненасытной алчности, такой жажды наслаждений.
     На следующий день он отправился к  брату.  Эжен  занимал  две  комнаты,
просторные и холодные, с очень небольшим  количеством  мебели,  заморозившие
Аристида: он думал, что брат утопает в роскоши. Эжен  работал  за  маленьким
черным столом и  ограничился  словами,  сказанными  с  улыбкой  медлительным
голосом:
     - А, это ты, я тебя ждал.
     Аристид был очень, резок. Он обвинял Эжена в том, что  тот  предоставил
ему прозябать и даже не подарил  его  добрым  советом,  когда  он,  Аристид,
увязал в провинциальном  болоте.  Он  никогда  не  мог  себе  простить,  что
оставался республиканцем до Второго декабря; это  было  его  больное  место,
вечный позор. Эжен спокойно взялся опять за перо  и  сказал,  когда  Аристид
кончил:
     - Ба! Все на свете поправимо. Будущее в твоих руках.  Он  произнес  эти
слова так отчетливо и так пронизывающе
     взглянул при этом на брата, что тот опустил голову; он чувствовал,  что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.