Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бордюр из бегоний и краснолистника;  у  бегоний  были  искривленные  листья,
красиво  испещренные  зелеными   и   красными   пятнами;   краснолистник   с
копьевидными листьями, с зелеными жилками, напоминал широкие крылья бабочки.
То были причудливые  растения,  чья  листва  живет  своеобразной  тусклой  и
бледной жизнью вредоносных цветов.
     Позади массивов вокруг оранжереи шла вторая, более узкая аллея. Там, на
ступеньках,  прикрывая  трубы  отопления,  цвели  нежные,   словно   бархат,
арророуты, глоксинии  с  фиолетовыми  колокольчиками,  драцены,  похожие  на
пластинки старинного лакированного дерева.
     Особое очарование этому зимнему саду придавали  расположенные  в  углах
зеленые гроты, глубокие беседки, скрытые густыми завесами лиан.  Здесь  были
уголки девственного леса, воздвигавшие  целые  стены  листвы,  непроницаемую
чащу стеблей; гибкие ползучие растения цеплялись за  ветви,  смелым  взлетом
пересекали пространство, свешивались с потолка, точно кисти богатых  штофных
драпировок. Стебель ванили взбирался по круглому портику, убранному мхом, от
спелых стручков  его  веяло  пряным  запахом;  круглые  листья  левантийской
павилики обвивали колонки; красные  гроздья  баугинии,  цветы  мохночашника,
свисающие как стеклянные бусы, извивались, скользили, переплетались,  словно
тонкие ужи, без конца играющие и растягивающиеся в темной зелени.
     А под арками, между древесными массивами, были  подвешены  на  железных
цепочках корзины  с  орхидеями,  причудливыми  цветами,  пускающими  во  все
стороны ростки - кряжистые, искривленные  и  узловатые,  точно  искалеченные
пальцы. Были здесь и башмачки Венеры, цветок, похожий на волшебную  туфельку
с  каблуком,  украшенным  крыльями  стрекозы;  и  аэриды  с   таким   нежным
благоуханием, и станопея с  бледными,  пестрыми  цветами,  от  которых  даже
издали  веет   сильным   и   терпким   запахом,   точно   горьким   дыханием
выздоравливающего больного.
     Но больше всего поражал взгляд видимый со всех аллеек китайский гибиск,
покрывавший широкой пеленой зелени и цветов ту  стену  особняка,  к  которой
примыкала  оранжерея.  Большие  пурпурные  цветы  этой  гигантской   мальвы,
непрестанно обновляющиеся, живут лишь  несколько  часов.  Они  раскрываются,
Словно чувственные  женские  уста,  словно  красные,  мягкие,  влажные  губы
какой-то  исполинской  Мессалины  {Мессалина  -  жена  римского   императора
Клавдия, известна своей развратной жизнью; была убита в 48 году новой эры.},
чьи поцелуи убивают, постоянно возрождаясь в жадной кровавой улыбке.
     Рене, дрожа, стояла у бассейна, среди этих роскошных  растений.  Позади
вытянулся на гранитном  постаменте,  лицом  к  аквариуму,  черный  мраморный
сфинкс с блестящими бедрами, и  он  смотрел  на  Рене  с  кошачьей  улыбкой,
жестокой и загадочной; то был словно  мрачный  кумир  этой  огненной  земли.
Матовые стеклянные шары проливали  молочно-белый  свет  на  листву.  Статуи,
женские головки, запрокинутые от безумного смеха, белели среди  деревьев,  и
теневые пятна искажали их  лица.  В  густой  стоячей  воде  бассейна  играли
причудливые лучи, освещая неясные,  бесформенные  массы,  подобные  зачаткам
чудовищ. Потоки белых отблесков пробегали по гладким  листьям  равеналы,  по
лоснящимся веерам латаний, капли света мелким дождем рассыпались на  кружеве
папоротников.  Наверху,  меж  кронами  высоких  темных  пальм,  поблескивали
стекла, а вокруг  сгущался  мрак;  беседки  с  завесами  из  лиан  тонули  в
потемках, точно гнезда спящих змей.
     И освещенная ярким светом, Рене задумалась, глядя  издали  на  Луизу  и
Максима. То были уже не безотчетные грезы, не смутное искушение  в  сумерках
прохладных аллей Булонского леса; ее мечты не укачивала и не усыпляла мерная
рысь лошадей, бежавших вдоль излюбленных светским обществом  газонов,  вдоль
густых рощ, где по воскресеньям обедают буржуазные семьи. Теперь ею овладело
желание, острое и отчетливое.
     Необъятная страсть,  жажда  наслаждений  витали  под  этими  замкнутыми
сводами, где кипели  пламенные  соки  тропиков.  Молодую  женщину  захватили
могучие браки земли, порождавшие вокруг нее эту темную листву, эти громадные
стебли; жгучие роды этого огненного моря, буйный расцвет леса, нагромождение
зелени, пылающей от жара  недр,  вскормивших  их,  веяли  ей  в  лицо  своим
пьянящим дыханием. У ног ее дымилась теплая вода бассейна,  сгущенная  соком

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.