Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ботанического сада, точно огромная лужа стоячей зацветшей воды с зеленоватой
поверхностью, сливались в туманной мгле небес. Слева, на набережных  Генриха
IV и Рапе, тянулся тот же ряд домов, на который двадцать лет назад  смотрели
обе девочки, с теми же коричневыми пятнами сараев и красноватыми  заводскими
трубами.  А  над  деревьями  Рене  увидела  шиферную  крышу  Сальпетриерской
больницы, голубевшую в прощальных лучах заката, вдруг возникшую  перед  ней,
точно старый друг. Но больше всего успокаивали,  вливая  свежую  прохладу  в
грудь, бесконечные серые  берега,  и  особенно  Сена,  великанша  Сена;  она
надвигалась прямо на Рене от самого  горизонта,  как  в  счастливые  времена
детства, когда Рене со страхом казалось, будто река  набухает,  поднимается,
подступает к самому окну. Рене припоминала, с какой нежностью они относились
к  реке,  как  любили  ее  могучее  течение,  зыбь  рокочущей  воды,  широко
расстилавшейся у их ног и вдруг позади них делившейся на два рукава, которых
они  не  видели,  но  всегда  чувствовали  их  великую,  чистую   ласку.   С
пробуждающимся кокетством девочки говорили в погожие дни, что Сена оделась в
свое нарядное зеленое шелковое  платье  с  белыми  крапинками,  а  там,  где
течение зыбило воду, они украшали в воображении это платье атласными рюшами;
дальше, за поясом мостов, световые пятна ложились полосами солнечного цвета.
Рене подняла  глаза  к  необъятному  небосводу,  нежно-голубому,  постепенно
сливавшемуся с сумерками. Она думала о городе-сообщнике, о сверкающих огнями
ночных бульварах, знойных полуденных часах в  Булонском  лесу,  бледном  или
резком дневном свете в больших новых особняках. А когда Рене опустила голову
и окинула взором знакомый с  детства  мирный  горизонт,  этот  буржуазный  и
трудовой уголок города, где она  мечтала  о  спокойной  жизни,  к  губам  ее
подступила горечь, и, сложив руки, она зарыдала в темноте наступавшей ночи.
 
     Когда следующей зимой  Рене  умерла  от  острого  менингита,  ее  долги
оплатил отец. Счет от Бориса достиг суммы  в  двести  пятьдесят  семь  тысяч
франков.
 
1871 

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.